CONCORDIA

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CONCORDIA » Омут памяти » Чертовщина


Чертовщина

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://s2.favim.com/orig/36/chords-guitar-melody-notes-Favim.com-293043.gif
Описание: первое осмысленное знакомство Беллатрикс и Сириуса протекает не совсем в том русле, в котором хотелось бы его видеть многочисленным Блэкам. Но они его и не видят.
Дата, время, место: далекое детство, вечер, площадь Гриммо 12.
[audio]http://www53.zippyshare.com/v/32914473/file.html[/audio]

+1

2

Ох

Остапа, как говорится, понесло. Получилось чересчур много, но я обещаю, больше так не буду.)

- …и сегодня вы останетесь без обеда, молодой человек!..
Голос матери, громкий и пронзительный, разносился по всей комнате, отражался от стен и возвращался эхом, терзая и без того несчастные и уже побагровевшие от ругани уши Сириуса. Сам же он, шестилетний мальчуган в некогда белой, но теперь испачканной грязью и травой рубашке и светлых шортах со следами все той же травы на них, хмуро следил за тем, как носок его ботика пинает одну из досок на полу. Он совершенно не понимал, почему на него снова кричат, но терпел это со стоицизмом, достойным самого Зенона. В самом деле, что он такого сделал? Ну да, сбежал от учителя. Ну да, залез на дерево. Ну да, спугнул белку, которая свалилась прямиком на голову Вальбурге, явившейся за сыном. Ну да, свалился вслед за зверьком. Но разве это повод устраивать ему такую выволочку?
«Вот я был бы рад, если бы на меня упала белка, - подумал Блэк, отвлекаясь на минуту от своего ботинка. – Я бы ее поймал. И приручил. Она бы жила у меня под кроватью, и я кормил бы ее орехами. А потом взял бы с собой в Хогвартс. Вот все бы удивились…».
- …а если я еще хоть раз увижу тебя на дереве…
Сириус тоскливо вздохнул и с новой силой стал пинать ни в чем не повинный пол.
Спустя какое-то время (показавшееся Сириусу никак не короче парочки вечностей с небольшим) Вальбурга перевела дух и, схватив сына за запястье своими сильными, костистыми пальцами, повела в комнату. Мальчику пришлось почти бежать за ней, приноравливаясь к ее стремительному шагу, и всю дорогу стискивать зубы – хватка миссис Блэк была железной. Но в конце концов окончился и этот этап. Дважды щелкнул ключ, и Сириус остался наедине с собой.
Пару секунд он постоял без движения, низко опустив голову – на случай, если мать взглянет на него в замочную скважину. Потом на цыпочках подошел к двери и приложил к ней ухо, одновременно с этим машинально потирая запястье. Посмотрел в щелку – нет ли кого в коридоре. А когда убедился, что мать удалилась, бросился к кровати, с трудом поднял тяжелый матрас и достал из-под него сокровище, которое не отдал бы никому и за все блага мира. Это был перочинный нож, подаренный дядей Альфардом, – но не простой, а зачарованный: с его помощью можно было открыть любой замок и развязать любой узел.
До сего момента Сириус старался лишний раз не доставать свой волшебный подарок – если бы Вальбурга его увидела, мальчик бы лишился его в тот же миг, – но сегодня сидеть в комнате Блэку представлялось чем-то совершенно невозможным. Вчера ему посчастливилось одним глазком увидеть дверь на втором этаже – дверь, в которую он никогда не входил, – и полночи он ворочался, думая, что же за ней спрятано.
С утра Сириус, правда, слегка подзабыл про дверь, вспомнив о ней только падая с дерева. И теперь, когда ему представлялась такая замечательная возможность раскрыть очередную тайну, он не собирался сидеть сложа руки.
Посмотрев еще раз в замочную скважину и убедившись, что коридор пуст, Сириус поковырялся в замке кончиком ножа и спустя несколько секунд был уже на свободе. Он воровато огляделся, сунул подарок в карман и на цыпочках побежал в конец коридора, к заветной двери. Какой-то из портретов предков укоризненно цыкнул ему вслед, но мальчик даже не обратил внимания – перед ним уже маячила волшебная дверь, темного дерева, массивная, с тяжелой бронзовой ручкой. Закусив губу от предвкушения чуда, Сириус аккуратно потянул ее на себя. Потом толкнул. Снова потянул, уже изо всех сил, но напрасно – дверь стояла намертво.
Блэк сжал губы и решительно хлопнулся на колени перед дверью, не обращая внимания на вновь разболевшиеся царапины. Потом достал из кармана нож, яростно воткнул его в замочную скважину и энергично в ней зашерудил. Возиться пришлось долго – Сириус успел несколько раз прикусить себе язык, удариться о дверь локтем и увеличить количество царапин на коленках, но в конце концов упрямая дверь поддалась и, звонко щелкнув, медленно открылась. На Сириуса дохнуло теплом и пылью.
Он медленно поднялся на ноги и сунул нож в карман. В комнате было довольно темно, но что-то там, в глубине бросало на пол неяркие блики, и Сириусу сразу вспомнились рассказы о привидениях. Мальчик почувствовал, как начинают дрожать его колени, как холодеют ладони. Он беспомощно оглянулся…и столкнулся взглядом с тем самым предком, который до того выразил свое недовольство поведением Блэка. Теперь он скрестил руки на груди, а взгляд его был насмешлив.
- Испугался? – ехидно поинтересовался предок.
- Вот еще! – Сириуса тут же взяла злость. Чтобы он да испугался? Блэк презрительно фыркнул и решительно шагнул в комнату.
Двигаться он решил на свет – все равно кроме отсветов ориентироваться было больше не на что. Чтобы не упасть, мальчик выставил руки вперед. Почти сразу они натолкнулись на препятствие. Проведя ладонью по нему, Сириус понял, что это. Книги. Целые шкафы книг.
Острое разочарование постигло Блэка. Он-то думал, что это что-нибудь интересное, а оказалось… Страх тут же ушел, но мальчик все равно продолжил путь – узнать хотя бы, что это за блики. И вот за одним из шкафов Сириус обнаружил источник света, сразу же ослепивший его после темноты. Проморгавшись, он увидел зажженную свечу, стоящую на низком столике. Перед столиком стояло кресло, а в нем кто-то сидел. Но Сириус не видел, кто – свеча находилась как раз между незнакомцем и мальчиком, и Блэк видел только краешек одежды, не то платья, не то мантии.
- Вы… Вы кто? – помимо его воли, голос все же чуть дрогнул. – Вы призрак, да?
Сириус сглотнул и сжал руки за спиной, не забыв, впрочем, выставить вперед подбородок – пусть не думает, что он, Сириус Блэк, его испугался.

+1

3

а у меня так много не получается х)
Беллатрикс, давно решившая, что понимает в смысле жизни волшебника гораздо больше, чем любой взрослый Блэк, варварскими набегами посещала домашнюю библиотеку.
Невероятно, но факт: в свои 14 лет, имея за плечами целых три курса, свою волшебную палочку и недюжинные прогнозы преподавателей, маленькие ведьмы чувствуют себя особенно умными. Поэтому Белла, стянув с самых высоких полок самые большие и устрашающие названиями книги, все летние каникулы проводила в пыли. Кроме того, такое времяпрепровождение спасало от необходимости терпеть высокопарные крики Вальбурги или упорные приставания младших сестер. Как выяснилось, не всегда.
В одной из таких толстенных и пыльных сокровищниц знаний, Белла впервые прочла о магии без палочки. Глаза ее загорелись страшным блеском жажды этого потрясающего умения, которое, впрочем, требовало постоянной тренировки и больших магических способностей. Еще бы и хорошего учителя, но чего не было, того не было. Место для постоянных тренировок должно было быть замкнутым, отграниченным от возможных зрителей, дабы никого не искалечить, и темным, чтобы не отвлекаться на яркие пятна цветовой гаммы. Тогда-то у Беллатрикс и появилась "блестящая" идея.
Практиковать беспалочковую магию в условиях постоянного нон-стопа, шума мелюзги и прочих Блэков, было нереально. А тихое место даже в огромном доме найти довольно тяжело. В ее собственной делать нечего - там постоянно дежурят то Меда, то Нарцисса. Но решение нашлось быстро: раньше эта комната принадлежала Кассиопее. Большая, темная, заставленная книжными стеллажами и массивной мебелью с закругленными краями, с бархатными и уже изъеденными молью гардинами наперевес. Беллатрикс понадобилось две минуты, чтобы уговорить мать отдать ей ключ в безвозмездное пользование. И еще полчаса, чтобы наложить на дверь сложное запирающее заклятье, вычитанное в одной из старых родовых книг.
Итак, когда место для максимального уединения и концентрации было найдено, Белла плотнее задвинула шторы и, убедившись, что в комнате хоть глаз выколи, вынула из кармана мантии заранее заготовленную свечу. Осветив люмосом ближайшие метры, Беллатрикс добрела до кресла и установила свечу на столик перед ним. Зажгла.
Первое и самое простое упражнение, которое предлагала книга - погасить свечу.
Белла сосредоточилась: между бровей пролегла глубокая морщинка, глаза потемнели. Минута, две, три. Но ничего не происходило. Маленький огонек, сточивший уже треть свечи, не поддавался никаким страшным беллиным взглядам и ее мысленным проклятиям, наоборот, горел насмешливо ровно, не обращая внимания даже на дыхание девочки. Продолжая хмурится, Беллатрикс решила все же снова приступить к этому не самому увлекательному занятию, как со стороны двери послышался неприятный скрежет. Будто кто-то по маггловски ковырялся в замке. Потом раздался неприятный щелчок и палочка Беллы, лежавшая на столе, завибрировала, показывая, что сработали сигнальные чары. Беллатрикс сидела не шелохнувшись, надеясь, что нежданный гость не пойдет в темное помещение или столкнется с одним из книжных шкафов и решил, что здесь нечего ловить. Но этого не произошло. Белле послышались тихие осторожные шаги, как будто в комнату крался вор. Смешно. Вор в доме Блэк.
- Вы… Вы кто? – послышался несмелый голос. – Вы призрак, да? - брови Беллатрикс взлетели вверх. Она схватила со стола волшебную палочку и развеяла этот гнетущий мрак, мешающий разглядеть пришельца. Прямо перед ней почти в боевой позе стоял малец, чумазый, будто только что прорыл носом землю. Белла поморщилась. Память подсказывала ей, что и по возрасту, и по внешнему виду, перед ней находится старший сын Вальбурги и, по совместительству, кара божья для всего дома, Сириус.
- Ты где-нибудь видел призраков из плоти и крови? - усмехнулась Белла. - Что ты здесь забыл? И, - она скривилась, - Почему ты такой грязный?

+1

4

><

Я дико-дико извиняюсь за задержку. Чинить связь совершенно не хотят, и когда сделают пока не знаю. Так что приходится искать трафик где придется.)

Сириус едва успел зажмуриться – свет вспыхнул стремительно, еще бы чуть-чуть – и пришлось бы снова полчаса моргать и утирать слезящиеся глаза. Потом осторожно посмотрел, готовый почти ко всему. Но представшее перед ним зрелище несколько его разочаровало.
В своей голове Блэк уже успел нарисовать множество вариантов того, кем мог быть незнакомец – от призрака (это была первая мысль) до Салазара Слизерина. Между ними мальчику приходили на ум то Гриндевальд, то министр магии, то Мерлин. А почему бы и нет? Вальбурга ведь частенько говорила, что у них в доме одна из лучших библиотек, что собирать ее начали еще до того, как род Блэков был основан – чуть ли не с пятнадцатого века, что у них есть такие редкие книги, которые не найти уже нигде…дальнейшие дифирамбы домашнему книжному собранию Сириус обычно пропускал мимо ушей. Но даже этого хватило, чтобы напридумывать себе всякого.
А оказалось, что это просто девчонка. Ну как, просто…кузина, кажется. Волна черных волос, сдвинутые к переносице брови, глаза, которые смотрят так, что, кажется, вот-вот и проклянут. Сириусу тут же пришло на ум ее сходство с Вальбургой, и он против воли поежился – если мать узнает, что он тут, а не сидит в своей комнате, очередной головомойки не избежать. А если еще и нож найдет… Мальчик постарался как можно незаметнее сунуть руку в карман.
Тем временем кузина заговорила, и рука Блэка замерла на полпути.
- Ты где-нибудь видел призраков из плоти и крови? Что ты здесь забыл? И почему ты такой грязный?
Первый вопрос Сириус проигнорировал – он уже понял, что сглупил, но признаваться в этом совершенно не собирался. На второй тоже не ответил. А что ему было говорить? Что сбежал от наказания? Что без спросу залез в закрытую комнату? Да девчонка тут же побежала к Вальбурге и все ей рассказала бы, мальчик это нутром чуял.
Поэтому Сириус как можно более независимо пожал плечами, одновременно с этим засовывая руки в карманы и сжимая правой рукоятку ножа. Подарок дяди тут же придал ему уверенности, и он с ноткой снисходительности отозвался:
- Я лазил на дерево, - выдержал паузу и со значением добавил. – Долез почти до самой верхушки.
Блэк сделал два маленьких шажка к краю освещенного пространства. И когда ему показалось, что кузина уже не заметит его движения, быстро вытащил ножик и сунул его за пазуху. И как только он это провернул, почувствовал чудовищное облегчение – теперь даже если мать потребует, чтобы он вывернул карманы, то все равно ничего не найдет.
Сириус улыбнулся, продемонстрировав кузине слегка щербатую улыбку – у него как раз недавно стали выпадать молочные зубы. Сам Блэк этим даже чуть-чуть гордился – когда выпал один из передних зубов, стало очень удобно свистеть, и хотя Вальбурга категорически запрещала ему это делать, Сириус свистел почти всегда, когда ему становилось скучно. Но сейчас, подумав и решив, что кузина еще не заслужила того, чтобы продемонстрировать ей сей выдающийся талант, мальчик продолжил:
- А еще я видел белку. Живую.
И тут его глаза заметили серое пятнышко на платье собеседницы – как раз на коленке. Улыбка Сириуса стала еще шире.
- Я карабкался вслед за ней и запачкался, - мысль он все же закончил, а потом торжествующе провозгласил. - А ты, между прочим, тоже грязная!
И ткнул пальцем на платье девочки.

+1

5

Кузен отчаянно зажмурился, и Беллатрикс убрала палочку чуть в сторону, чтобы ненароком не ослепить сына Вальбурги и не навлечь на себя ее гнев. Рассеянный свет люмоса хорошо освещал неряшливого мальца, позволяя вдоволь полюбоваться ободранными коленками и искренним и немного нагловатым взглядом ребенка. Ситуация Белле не нравилась: первые два вопроса кузен оставил без внимания, решив не обращаться внимания на свою глупость и, возможно, даже боязнь выдуманного призрака.
- Я лазил на дерево. Долез почти до самой верхушки, - с несомненной гордостью произнес родственник. Белла медленно подняла одну бровь, изображая явное непонимание ситуации - в ее сознании залезть на дерево не являлось большим достижением, даже в таком юном возрасте - и ухмыльнулась. Самое главное, что смысла в дереве, белках и грязи не было никакого. Просто ей в очередной раз помешали позаниматься. Карма.
Беллатрикс тяжело вздохнула, снова внимательно посмотрев на двоюродного брата. Бесенок.
Что ж с тобой делать, звезда пленительного счастья?
- Eskuro*, - говорят, что это не очень приятно тому, с кого снимают грязь, но должный эффект был достигнут моментально. Одежда, вымаранная как казалось, навсегда, приобрела совершенно девственную свежесть. Вот теперь кузен хотя бы был похож на Блэка. Уголки губ Беллатрикс удовлетворенно поползли вверх.
Тем временем, Сириус вроде как стал отступать, тихим сапом уходя из поля света, а затем довольно юрко что-то вынул из кармана и засунул это что-то за пазуху. Беллу заинтересовала такая скрытность. Она прищурилась, цепким взглядом оглядев братца как подопытного кролика. Он улыбался смешно и нелепо, но и так, как улыбаются прошалившиеся в край дети. Это, в принципе, было видно невооруженным взглядом. После дерева, очевидно, Сириуса встретила Вальбурга. А после Вальбурги - холодная запертая комната. И дальше по цепочке. Белла слушала кузен в пол уха, думая о том, что он вряд ли даст ей спокойно продолжить тренироваться.
- Белку, - неожиданно вслух уточнила она, прикидывая, он серьезно или шутит. И игнорируя тычок пальцем и претенциозный возглас, такие шуточки были в стиле Уолдена на первом курсе, продолжила, - Тебя наказали, - не вопрос, а утверждение. - И скажи, почему я прямо сейчас не должна отвести тебя за ухо к Вальбурге? Не думаю, что она сильно обрадуется узнав, что ты был здесь, да еще и в таком виде, - уже хитро посмотрев на него, поинтересовалась Беллатрикс. И, многозначительно помолчав, раскрыла одну карту. - Отвечай: что ты там прячешь? И как ты зашел в эту комнату? - напоминало допрос. И почему Беллатрикс никогда не задумывалась о карьере аврора? Эх. Из нее бы вышел прекрасный дознаватель. Белле до жути хотелось знать, как шестилетний ребенок умудрился открыть дверь, запертую на сложное заклятие. Да и Вальбурга, скорее всего, его заперла. Итого, две двери. И что-то, что было почти надежно спрятано. Если Беллатрикс, правда, не задумает это что-то отнять всеми правдами и неправдами.

* очищающие чары

+1

6

Сириусу совершенно не нравилось, как улыбается кузина – было ясно, что она ничуть не впечатлилась его рассказом, а то и вообще ему не поверила. По крайней мере, именно так мальчик понял ее слегка насмешливую фразу:
- Белку.
Блэк уже открыл было рот, чтобы с жаром заявить нечто вроде «Да, белку. Она была такая рыжая, пушистая, большая, а хвост у нее был прямо громадный, и еще маленькие лапки, и…», но потом сжал губы и промолчал – если она не верит, это ее проблемы.
А девочка тем временем продолжила, и чем дольше она говорила, тем сильнее Сириусу переставала нравиться ситуация.
- Тебя наказали. И скажи, почему я прямо сейчас не должна отвести тебя за ухо к Вальбурге? Не думаю, что она сильно обрадуется, узнав, что ты был здесь, да еще и в таком виде. Отвечай: что ты там прячешь? И как ты зашел в эту комнату?
Сириус продолжал молчать, лихорадочно соображая, что бы ответить кузине. Врать он не желал – врут только трусы, любил говаривать дядя Альфард, а Сириус трусом не был (как он сам считал), а говорить правду тем более: скажешь, а она тут же схватит и отведет к матери. Да еще и нож заберет, определенно. А если не она, то Вальбурга. Значит, надо было сказать что-то такое, что не являлось бы враньем, но в то же время заставило бы ее хранить их встречу в тайне. Что-то…что-то способное ее заинтересовать. А чем там интересуются девчонки?
«Куклы, - с некоторым усилием припомнил Сириус. – Платья. Цветочки всякие». Но для кукол кузина была уже явно стара. Платье на ней было самое простое, да еще и с пыльным пятном (Блэк хотел было снова указать девочке на него, но сдержался), а цветочки…где он найдет ей сейчас цветочки?
Мальчик закусил губу и сжал кулаки. Он чувствовал, что терпение девчонки на исходе.
- Я зашел… зашел, потому что портрет считал, будто я струшу. Испугаюсь. А я не трус, - Сириус гордо выпрямился – ему удалось придумать, наконец, фразу, которая не является ложью, и это послужило вполне приличным поводом для секундной гордости за себя. – Я подумал, что тут живут призраки, и мне стало…ммм…интересно на них посмотреть. Я пришел, а тут ты, - как мальчик не старался, он все же не смог скрыть разочарования.
Сириус вздохнул, чувствуя, что аргументы подействовали мало. И тогда он решился на последний, отчаянный шаг – а потом, как говорится, хоть потоп.
- Если ты не скажешь матери, что я тут был, я расскажу тебе тайну.
Потом мальчик засунул руки в карманы – в карманы отчищенных шортов, и досадливо поморщился: он терпеть не мог новую чистую одежду, поскольку чувствовал себя в ней деревянным. Туда не ходи, сюда не садись, по лужам не бегай…впрочем, бегать по лужам ему запрещали всегда, несмотря на то, какая одежда была на нем. Но все равно, сам факт чистоты или новизны одежды действовал на Блэка сковывающе. И потому он почти машинально провел пальцем по ближайшей к нему книжной полке. Палец тут же покрылся толстым слоем темно-серой пыли. Сириус поднес его поближе к глазам, внимательно изучая, после чего несколько раз провел им по штанине. Стало легче.

+1

7

Ситуация напоминала маскарад. Белла, окончательно и бесповоротно распрощавшаяся не только с сегодняшним днем, но и с оставшимися каникулами в одиночестве, никак не могла понять: за что ей это наказание. Сидишь, никого не трогаешь, и тут на тебе - как снег на голову. Книгу с инструкциями по беспалочковой магии уже можно отправлять на верхнюю полку: пробравшись в эту комнату один раз, Сириус, скорее всего, захочет пробраться туда во второй или в третий. И, если не за призраком, то чтобы просто подоставать кузину. Не зря же Вальбурга всегда кипятится. Он наверняка уже свел с ума ее своими нелепыми выходками. Белка, дерево! Как о таком только подумать можно было? И еще - старший сын, будущий "глава рода". Будущее Блэков загублено. Однозначно.
Беллатрикс терпеливо ждала ответа, хотя терпение ее уже было на исходе. Когда глаза девочки совсем потемнели, Сириус, видимо почувствовав неладное, наконец-то заговорил.
- Я зашел… зашел, потому что портрет считал, будто я струшу. Испугаюсь. А я не трус, - Белла внимательно слушала его, скрестив руки на груди. Друэлла всегда в такой позе выслушивала ее оправдания. Или отец. Во всяком случае, Белле эта поза казалась очень взрослой и не лишенной авторитарности. И эффект производила.. поучительный. А Сириус выглядел довольно смешно, и первая злость Беллы уходила, сменяясь каким-то затаенным весельем. Кузен юлил, явно отказываясь отвечать на прямой вопрос, но страх быть пойманным матерью явно был сильнее, чем страх перед Беллатрикс, которая по несчастливой случайности оказалось в этой комнате. Тем более, как выяснилось, призраков он боялся куда больше, чем кузин. А зря.
– Я подумал, что тут живут призраки, и мне стало…ммм…интересно на них посмотреть. Я пришел, а тут ты, - действительно, какое разочарование. Может, стоит напугать его, чтобы знал, кого стоит опасаться? - Если ты не скажешь матери, что я тут был, я расскажу тебе тайну, - с каким трудом ему далась эта фраза - не передать. Но угроза появления матери стращала Сириуса хуже розг. Еще бы, на его месте я бы тоже боялась.
Мальчик явно уходил с назначенной Беллой темы, обещая раскрыть секрет, но Беллатрикс по-прежнему интересовала дверь. Холодно пронаблюдав за тем, как Сириус снова пачкает очищенные заклинанием штаны, она тяжело вздохнула.
- Ты не ответил на мой вопрос, - все же угрожающе начала Белла, когда кузен замолчал. Ее лицо казалось сердитым и резким, и без того острые черты обострились. В тусклом свете люмоса она, должно быть, выглядела гораздо хуже любого несчастного призрака. Но Сириуса почему-то пугала меньше, чем его фантазия. - Мне не важно, зачем ты сюда зашел. Мне важно знать, как ты это сделал, - медленно произнесла девочка, надеясь, что так до Сириуса дойдет быстрее. - Ты открыл дверь с помощью того, что спрятал? - сверкнув глазами спросила Белла. Она уже не сомневалась, что мелькнувшая вначале мысль была верной. - Я жду, - резко, - Скажешь, и Вальбурга ничего не узнает, - уже мягче пообещала она, напоминая себе, что пусть он и не "трус" по собственному выражению, но испугаться может. Что взять с ребенка.

+1

8

Ох

Прости, я снова не сдержался. >< Но меня опять понесло.

Эх, не было все же у Сириуса зачатков предсказателя, не было… Судя по нахмурившимся бровям кузины, своей «тайной» он сделал все только хуже. И какой боггарт его за язык тянул…
- Ты не ответил на мой вопрос.
Мальчик сморщился от этих слов, как от удара. Все же раскусила. Ладно, придумаем что-нибудь еще. Только бы она забыла про нож, только бы забыла…
- Мне не важно, зачем ты сюда зашел. Мне важно знать, как ты это сделал. Ты открыл дверь с помощью того, что спрятал? Я жду.
Не забыла.
В голове Сириуса вихрем пронеслись воспоминания о том самом визите дяди Альфарда, после которого у него, Сириуса, и остался чудесный нож. Случилось это не так уж и давно – всего около пары месяцев назад. Дядя тогда был как-то особенно весел и разговорчив, чем весь вечер вызывал у Вальбурги кислую мину, плохо замаскированную под жиденькую улыбку радушной хозяйки. А еще он то и дело хитровато поглядывал на Сириуса из под своих густых бровей, отчего тот вертелся и елозил на стуле, умирая от нетерпения: хотелось, чтобы ужин поскорее закончился и можно было бы наконец поговорить с Альфардом наедине, без строгого материнского надзора. И когда дядя поднялся из-за стола и направился в гостиную, кивнув мальчику, тот вприпрыжку кинулся за ним.
В гостиной дядя уселся в глубокое кресло и усадил племянника на свое колено. Сириус закусил губу, чувствуя важность момента. И ахнул от восторга, когда Альфард достал из кармана складной нож, по рукоятке которого вились причудливые узоры в виде переплетающихся растений. Мальчик смог разглядеть каждую веточку, каждый листочек, и мог бы любоваться этой красотой еще долго, если бы его не привело в чувство тихое покашливание дяди.
- Какая прелесть! – заявил тогда Сириус.
- Тебе нравится? – поинтересовался у него Альфард. А, дождавшись восторженного кивка, протянул нож племяннику. – Тогда он твой.
Блэк задохнулся от восторга. Он взял подарок осторожно, двумя руками, чтобы не уронить, и тяжесть в его ладонях наполнила сердце мальчика безотчетной радостью. Ему захотелось броситься на шею дяде, но в последнюю секунду он вспомнил о словах матери и сдержался, ограничившись лишь произнесенным со всей искренностью:
- Спасибо. Он чудесный, просто чудесный…
- А еще волшебный, - дядя сказал это тихо, но Сириус услышал и тут же навострил уши. А Альфард, оглядевшись, остановил свой взгляд на каминной полке и кивнул на нее племяннику.
- Видишь, там стоит шкатулка? – кивок. – Принеси ее мне, и я покажу.
Сириус с готовностью соскочил с колена и подбежал к камину, но потом замешкался. Это была мамина шкатулка, а мальчик знал, что бывает, когда мамины вещи берутся без спроса. Он беспомощно оглянулся на дядю.
- В чем дело, Сириус?
- Это…это мамина вещь, - неуверенно произнес тот. – Она разозлится, если узнает…
- А если не узнает? – глаза Альфарда блеснули.
- Тогда, наверное, можно… - все еще сомневаясь, пробормотал мальчик.
- Вот и неси ее сюда. Давай, не бойся.
- Я не боюсь, - возмутился Блэк и, рывком схватив шкатулку, подбежал к дяде. – Не боюсь, - повторил он и отдал мамину вещь Альфарду.
Тот поставил ее себе на колени и протянул руку.
- А теперь нож. На минуту, я только тебе покажу, как им пользоваться.
Когда нож оказался у него, Альфард вытащил недлинное тонкое лезвие, больше похожее на шило, и ловко вставил в крохотную замочную скважину. Слегка повернул, и крышка шкатулки со щелчком открылась, показав двум парам глаз пачку перетянутых кремовой лентой писем.
- Понял? – поинтересовался дядя, не отрывая взгляда от писем. – Он может открыть любой замок. Даже если он заперт заклинанием.
А потом Сириус увидел, как Альфард торопливо вытащил одно письмо и спрятал во внутренний карман. Крышка шкатулки захлопнулась, и взгляд дяди столкнулся со смятенными глазами племянника.
- А теперь поставь шкатулку на место, чтобы мама не увидела, будто ее кто-то брал.
Сириус сквозь силу кивнул и вернул мамину вещь на место.
О письме, вытащенном дядей, он не сказал ни единой живой душе.
- Скажешь, и Вальбурга ничего не узнает, - голос кузины вернул его в реальность. Он мотнул головой и внимательно на нее посмотрел. А потом тихо произнес:
- Поклянись.

Отредактировано Sirius Black (2014-07-20 23:39:05)

+1

9

я уже перебрала все проклятия

и решила что убью тебя ударом по голове х)

После слов Беллатрикс Сириус явно помрачнел, а лицо девочки осветила зловеще торжествующая улыбка. Кузен все еще о чем-то тяжело раздумывал, сдвинув густые блэковские брови к переносице.
- Поклянись, - насупившись произнес он. Белла недовольно передернула острыми плечами и, помолчав, быстро ответила:
- Хорошо, клянусь, что от меня никто ничего не узнает, - вздох, - Даю тебе слово Беллатрикс Блэк. А теперь рассказывай, чем ты открыл дверь, - ожидание затягивалось, и Беллатрикс злилась. Ей всегда недоставало терпения. Девочка с грустью взглянула на оставленную книгу и свечу, с самыми яркими эмоциями кляня двоюродного брата за прерванное занятие. Прерванное, к тому же, какой-то ерундой. Свеча неожиданно загорелась.
И Беллатрикс едва не подпрыгнула от неожиданности. Но нет, протерев глаза, Беллс убедилась, что и свеча, и огонь настоящие.
- Да! Она загорелась, загорелась! - сияя сумасшедшим счастьем, вскрикнула Белла, напрочь забывая о кузене и его тайне. - Ты видел?! - или только о его тайне. Но неужели далекая мечта Беллатрикс начинала сбываться?
Немигающим взглядом она смотрела на маленький огонек, подтачивающий фитиль, не веря в свою удачу. А потом недовольно взглянула на Сириуса, будто он был виновником всех бед земли.
- Это ты сделал? - с подозрением спросила она. Ему-то самое время применять несознанку. - Или я? - уже сама себе пробормотала Беллатрикс. Она прошла обратно и села за стол, в задумчивости кусая губы. Открыла книгу, пролистала несколько страниц и, нахмурившись, закрыла ее снова.
Неважно. Вдруг, кузен кому-нибудь разболтает, чем она тут занимается? Мама сразу запретит под предлогом "это опасно и прочее". Так, о чем мы говорили?
- Сириус, - подняв голову и снова направив свой взгляд на кузена, произнесла Белла. - Я жду. Пока не расскажешь - отсюда не уйдешь, и да, ты тоже поклянешься, что никому ни о чем не скажешь, - строго добавила она, напоминая тоном Друэллу.

+1


Вы здесь » CONCORDIA » Омут памяти » Чертовщина


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC