CONCORDIA

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CONCORDIA » Омут памяти » И грянул гром


И грянул гром

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Наши пути, судьба за поворотом
Перекрестит, и будь что-то.(с)

Время: 1978 год, октябрь
Участники: Sirius Black & Cordelia Avery
Сюжет: От добра добра не ищут. Все это знают, вот только не все с этим согласны. И нет ничего плохого в том, чтобы протянуть руку помощи человеку в трудный момент. Но не протягивайте руки незнакомцам. За ваши тайны они могут захотеть оставить вас вовсе без рук.

Отредактировано Cordelia Avery (2014-08-01 22:38:27)

+1

2

Он просто зашел в паб, чтобы пропустить кружку пива.
То, что там оказался пожиратель, было случайностью, простой случайностью – из этого района уже давно не поступало никаких тревожных сигналов, и визит Сириуса можно было объяснить только щелчком пальцев судьбы. Но как объяснить тот факт, что Блэк сразу заметил метку на предплечье незнакомца, хоть тот и старался изо всех сил ее спрятать, натягивая рукав свитера как можно глубже? Только прихотью фортуны.
Пожиратель был совсем еще мальчишкой – не старше самого Сириуса, тощий и угловатый, как большинство подростков, со светлыми волосами и какими-то нелепыми белесыми ресницами – подойдя к барной стойке, Блэк как бы нечаянно задел его плечом, и когда тот обернулся, сумел рассмотреть это во всей красе. Слово за слово – и вот уже вытащены палочки, а ноги сами собой становятся в дуэльную стойку (такая стойка в маггловском искусстве фехтования, кажется, называется «Pflug»?).
Но кто мог знать, что мальчишка-пожиратель окажется в баре не один? Что в «Третьем драконе» будут сидеть еще четверо?
Сириус, конечно, дрался, как лев. Пусть и состояла эта драка преимущественно в том, чтобы прятаться за оставшейся в живых мебелью и время от времени бросаться в противников ступефаями. В одного, здоровенного бородатого детину, похожего чем-то на канадского лесоруба, к слову, он таки попал, и тот валялся теперь без сознания посреди зала, уставившись в потолок остекленевшими глазами. Но остальные трое – и мальчишка – уворачивались куда более успешно. И они, в отличие от Сириуса, били отнюдь не ступефаями.
Первым в него попало, пусть и вскользь, Apoplexy frenum* – один дротик мазнул его по плечу, второй чудом не впился в ногу. К счастью, лезвие оказалось острым, и разрез получился совсем узким. Впрочем, по рукаву рубашки, пусть и медленно, все же начинало расплываться темно-бордовое пятно. Вторым, спустя почти 15 минут от начала боя – сущие пустяки в обычной жизни, превращающиеся в вечность во время драки – Fere Conjiste**, снова вскользь, но на сей раз куда более болезненно. Сама огненная струя прошла в паре десятков сантиметров от лица Блэка. На него дохнуло нестерпимым жаром, глаза на миг ослепли от яркого света, и он почувствовал себя так, будто бы левая половина его лица оказалась в костре. Взревев, Блэк наугад метнул петрификус, и, судя по короткому вскрику и грохоту, в кого-то явно попал.
Спустя несколько секунд он увидел, что его заклинание угодило в того самого мальчишку. Удостоив его коротким взглядом, Сириус метнулся под защиту опрокинутого стола – как раз вовремя, чтобы избежать огненного шара Incineratius***.
Но Блэк также видел, что оставшиеся на ногах пожиратели дошли уже до такой точки кипения, когда все запреты становятся несущественными, а Авада сама просится на язык. Надо было валить отсюда, искать помощь. Но Сириус не был бы Сириусом, если бы, придя к такому решению, немедленно бы аппарировал в безопасное место – желательно с колдомедиком. Вместо этого он высунулся из-за стола, чтобы наградить ступефаем кого-нибудь еще.
Зря.
- Castra armilla! – прозвучало совсем рядом, и в тот же миг палочку Блэка вырвало у него из руки, едва не сломав Сириусу пальцы, а его самого чувствительно приложило об пол спиной и затылком. В глазах на миг потемнело, а когда тьма рассеялась, над ним уже стояли трое его противников – все вооруженные. Он попытался дернуться было прочь, но на грудь наступила чья-то тяжеленная нога, вдавливая каблук в солнечное сплетение. А потом коротко-рубленое:
- Crucio****.
В промежутках между разрывающей каждую клетку тела болью Сириус увидел палочку совсем недалеко от себя – не свою, чужую, того самого лесоруба, до сих пор валяющегося посреди зала. Если бы только до нее дотянуться…
- Crucio.
Не потерять разум. Попытаться приблизиться к палочке.
- Crucio.
Еще совсем немного. Уже почти ощущается кончиками пальцев ее гладкая серая поверхность. Что это, кстати? Железное дерево? Клен?..
- Crucio.
- Apparate*****.

Заклинания

*Apoplexy frenum (Удар Лезвиями) – Волшебная палочка заменяет собой дротик, на большой скорости вышвыривая в оппонента короткие, острые, будто бритва лезвия
**Fere Conjiste - чары материализации сильной струи огня
***Incineratius – испепеляющие чары (огненный шар на конце палочки. Очень мощное, но трудно поддается управлению)
****Crucio (Круцио, Круциатус) - пыточное заклятие. При многократном и/или продолжительном наложении жертва сходит с ума. Запрещенное заклятие.
*****Apparate (И)– аппарационные чары. Позволяют появиться в каком-либо месте.

+1

3

Был уже довольно поздний вечер, когда  Корделия захлопнула увесистую книгу, куда переписывала свойства и названия всех товаров, которые сейчас были у них в продаже. За окнами уже стемнело, правда в Лютном переулке всегда было сумрачно, а мутные окна лавки «Горбин и Берк» только усиливали этот эффект вечных сумерек. Но Корделию всё это не очень смущало, тем более избавить окна от грязи было практически невозможно. Сейчас думать об этом она не хотела. Эйвери хотела попасть в свою комнату в «Дырявом Котле», прикупить огневиски и, наконец, расслабиться по-человечески. Она это заслужила точно.
Её пальцы вытащили из ящика кассы несколько галеонов, которые полагались ей за день. Ничего страшного, честно скажет, что сама себе зарплату будет отсчитывать. Владелец этой лавчонки иначе просто удушит за каждую лишнюю копейку. Хотя она и не нуждалась в этих деньгах, а работала здесь для собственного интереса и чтобы занять время. Деньги она могла снять со своего счёта в любой момент и бездельничать, ни о чём не беспокоясь. Отец и брат всегда удержат её на плаву. Именно это осознание заставляло Эйвери не думать о повседневных заботах и о том, какое у неё маленькое жалованье.
А сейчас пора выходить. Она застегнула пальто и вышла за дверь. Прошептала запирающие чары и наложила защиту. Такие уже привычные действия. Почему она вообще должна этим заниматься? Неважно. Улица встретила промозглым ветром и сумрачным вечерним небом. Осень в Лондоне всегда такая. Серые густые краски. И этот мрак Лютного переулка, лишь иногда освещаемый грязно-жёлтым светом одиноких фонарей.  И всё равно она решила пройтись. Размять все конечности. Подышать этим сырым воздухом. Насладиться вечером и уже такой близкой ночью. Да и идти ей было недалеко.
Корделия пошла по мостовой, быстро, по направлению к Косому переулку. И вот там, под тёмной аркой, у стены, лежал кто-то. Тусклый свет почти не давал осмотреть этого человека. И Эйвери не было никакого дела до того, кто там валяется на камнях в этот холодный вечер. Она вряд ли этого человека знает, так с чего её должна волновать его судьба? Может это просто вконец опустившийся пьяница. Не её дело, своих забот в жизни хватает. Да и она не сестра милосердия, чтобы каждому бродяге помогать. Хотя вот пару галеонов может подкинуть.
Может потому она остановилась у этой слабой и даже пугающе безжизненной фигуры? Или всё же по той причине, что Корделия не была злым человеком. Как ни крути. Хотя разве существует абсолютное зло? Эйвери просто обладала скверным характером. Чересчур скверным. Ещё она была временами жёсткой и весьма безразличной к окружающим. И одиночкой была. Но в этот вечер что-то дрогнуло у неё внутри. Сжав губы, она сделала несколько шагов к этому неизвестному. Можно было ещё просто пройти мимо. Или добить беднягу? Хотя о чём она? Это сегодня ни к чему. Сегодня у неё был неплохой день. Да и сердце ещё не совсем почернело.
И Эйвери чуть наклонилась. Не зря. Она его знала. Плохо, но знала. Потому что разве есть кто-то в магической Британии, кто не знал бы  Блэков? А  внешне он и был типичным Блэком, хотя его лицо будто бы обгорело, но не полностью. А у Корделии была хорошая память и острый глаз. И за долю секунды она вспомнила, кто именно перед ней. Сириус. Непутёвый Сириус, невзлюбленный своей же роднёй. Эйвери потому и медлила. Помочь ли ему? Или оставить? Ведь для неё он был таким дикарём. Корделия никогда бы не пошла против своей семьи, она бы за неё жизнь отдала. Но семьи бывают разные, а чистая кровь есть чистая кровь. Тем более Блэк был как раз в крови. Видно, ему где-то сильно досталось. И теперь был повод ему помочь.  Его фамилия сейчас могла спасти ему жизнь, потому что не будь он Блэком, не будь чистокровным – Корделия и пальцем не шевельнула бы для него.
Ennervate! – Он должен хоть в себя прийти. А ведь и правда в ранах и крови. Бедняга. Хотя это его проблемы. Эйвери не собирается снисходить до какой-то жалости или утешений. Но она поможет. Мерлин, прокляни её энергию и где-то глубоко запрятанное милосердие. Что теперь сделаешь ещё? Вот она стоит над ним и холодная рука Сириуса уже в её руке.
- Apparate – Язык даже не хочет произносить заклинание. Настолько странно она себя чувствует. Но лёгкие уже сжимает от аппарации.

Аппарировать в «Дырявый котёл» не хотелось. Там слишком много посторонних и лишних ушей. Потому теперь они в подсобке «Горбин и Берк». На полу. Но они здесь потому, что в углу стоит старая деревянная кровать. Неясно, зачем она тут, но сейчас это лишь на руку Эйвери. Осталось лишь переместить Блэка. Ну что же, Корделия не изнеженная и хрупкая девица, при помощи магии и собственных физических сил, она умудряется поднять Сириуса с пола. Тот ведь даже не без сознания. Хоть двигается. Потому через пару минут он уже лежит на кровати.
- Очнись! Давай. Всё равно я надолго не смогу тебя здесь оставить. И сейчас приготовься потерпеть. – Корделия говорит довольно грубо и никакой приветливости в её голосе не ощущается. Но она уже осматривает ранения Блэка и вспоминает нужные заклинания. Корделия расстёгивает на нём рубашку, чтобы осмотреть плечо. И ожоги.  Ранения на руке, на теле, ещё его лицо…  Чуть кривится. Нет, абсолютно не боится крови. Просто она тут не справится заклинаниями. - Я не колдомедик и потому такая магия не моё. Но тебе сегодня и так видать не повезло, хуже быть уже не должно. – Да, Эйвери, в томах по тёмной магии не научат, как нормально подлатать человека. Интересно, а где Блэк умудрился так отхватить…?- Episkey! – она направляет палочку на порез на плече и тот начинает затягиваться. - Anestesio!- Да, с таким Корделия может справиться. А для остального… Где-то здесь должны быть лекарственные зелья.
- Подожди. Я поищу зелья, которые тебе должны помочь. – Эйвери поднимается и выпрямляет спину, машинально поправляет рукава длинного платья. Никогда нельзя оголять руки.- А ты умеешь попадать в неприятности. Или доставлять неприятности другим. Сириус. – Она качает головой, снова поджимая губы. Ведь этот парень и правда должен был сильно кому-то насолить. Или полезть куда не надо. Ох и не любит же Корделия таких. Хотя и сама не лучше.

Ennervate – чары приведения в сознание.
Episkey – кровоостанавливающие чары, чары заживления мелких травм.
Anestesio – обезболивающие чары.

+1

4

Темная дыра забытья, в которую Сириуса засосало при аппарации, показалась ему раем – тихо, темно, а главное – ничего не болит. Где-то в глубине души он понимал, что, скорее всего, сейчас его безвольное тело валяется где-то на улице, замерзает, истекает кровью… «К че-о-орту-у» - медленно проплыла почти неосознанная мысль. И действительно. Само виновато.
Но потом что-то весьма настойчиво и крайне резво потянуло Блэка из этой дыры, и не успел он даже возмутиться, как был уже возвращен в сознание. Сначала стало холодно, потом заболели все ранения, а в довершение ко всему неизвестный доброхот еще и аппарировал – с ним, Сириусом! И это обращение с пострадавшим? Что за пожирательские методы?..
На этом витке мыслей ему пришлось прерваться, поскольку его локти и затылок несильно приложило об пол. Это позволило ему еще ненадолго уйти в прострацию, более-менее очнувшись только тогда, когда пол, по ощущениям, стал гораздо мягче. И выше. И, кажется, вообще превратился в кровать.
С трудом продрав глаза, Блэк заметил над собой чей-то темный силуэт. А когда силуэт заговорил…
- Очнись! Давай.
Вальбурга!.. Сириус едва не подскочил, несмотря на все свои боевые травмы, несовместимые с подобными упражнениями. Она-то что здесь делает? И почему не убила?..
- Всё равно я надолго не смогу тебя здесь оставить. И сейчас приготовься потерпеть.
Потом наваждение спало. Конечно, никакая это не Вальбурга. Голос только немного похож. Сириус вытянулся на кровати, снова закрывая глаза. Раз не она, то можно и…Стоп, что она сказала? Потерпеть? Какого…
- Я не колдомедик и потому такая магия не моё. Но тебе сегодня и так видать не повезло, хуже быть уже не должно. Episkey!
Жжение в плече стало усиливаться, и Блэк сжал зубы, чтобы не зашипеть. Он с детства терпеть не мог медицинские заклинания – действовали они на него слабее и медленнее, чем на других, да еще и в 90 случаях из ста работали куда болезненнее, чем сами травмы. Порезаться – минутное дело, а вот пока это все будет затягиваться…
- Anestesio!
О, слава Мерлину. Блэк осторожно выдохнул, а потом снова посмотрел на спасителя – спасительницу. Нет, лица не разобрать. Или это он под шумок еще и ослеп? Да нет, силуэт-то он видит.
- Подожди. Я поищу зелья, которые тебе должны помочь. А ты умеешь попадать в неприятности. Или доставлять неприятности другим. Сириус.
Блэк открыл рот и закашлялся в спину уходящей девушке – что это именно девушка, он уже успел понять. Но откуда она…
- Эй! – голос был хриплым, больше похожим на карканье, и Блэк откашлялся еще раз. – Эй…хозяйка!
Нет, ну а что? Раз привела его в этот дом, значит, хозяйка, логично? Более чем.
В голове вертелся рой вопросов. В основном они были односложными: «Кто ты?», «Где я?», «Что тут?..».
Сириус с трудом приподнялся на кровати – теперь он увидел, что это именно кровать, – сел. Зрение потихоньку начало проясняться, и он подумал, что теперь, когда девушка снова войдет, он уже сможет разглядеть ее лицо, а, значит, первый вопрос отпадает сам собой.
И потому Сириус поинтересовался в дверной проем:
- Откуда ты меня знаешь?

+1

5

Корделия вышла в соседнюю совсем мелкую комнатку, которая тоже именовалась подсобкой, но являлась самым обычным чуланом. Тут хранилось слишком много всего. Но и зелий разных было достаточно. И девушка сейчас как раз рассматривала различные колбы. Интересно, и откуда здесь это всё взялось? Раньше у них тут аптека была? Или это всё тоже что-то запрещённое, убранное подальше от посторонних глаз? И неужели нет ничего нормального, что может помочь? Хотя вот, она видит зелье такого знакомого цвета. Её брат в детстве тоже имел неосторожность обжечься, пытаясь доказать Корделии, что нет ничего проще, чем снять с противня домашнюю карамель, которую ещё надо было из духовки вытащить. Эйвери не понимала причин такого его поступка, уже тогда ни она, ни он не испытывали никакой тяги к сладкому. Но брат её сильно обжёгся, а мама, пытаясь одновременно и отругать своего сына, и пожалеть, довольно быстро отпоила его таким зельем. И ожогов не было уже на следующий день, да и они сразу начали заживать. Так что эту колбу Эйвери уверенно взяла в руки. И ещё одну, с зельем повышающим общий тонус, которое сама сюда принесла. На всякий случай. Вдруг ей пришлось бы быстро поправлять здоровье и нужно было набраться сил как можно скорее? И не такое может произойти в её жизни. Тем более Эйвери всегда ожидала худшего.
Корделия не была уверена, что стоит смешивать и пить оба зелья почти сразу. Но вдруг поможет? Вряд ли будут серьёзные побочные эффекты. Да и что может случиться? Есть зелья, которые смешивать нельзя, это она помнит из курса зельеварения. Но эти вполне безобидны. А тем временем  Блэк уже видно настолько пришёл в себя, чтобы у него появилась возможность говорить.
– Эй…хозяйка! – Она даже усмехнулась. Хорошо, что в комнате полумрак и нельзя особо понять, где же он находится. А то мнение сложилось бы не очень. В подсобке стояла куча ящиков и коробок, огромный комод с кучей маленьких ящичков (там тоже лежали артефакты), старый стеллаж с книгами, ещё более древний письменный стол – всё это вряд ли похоже на жилое жилище и не должно внушать доверия. Да и кровать там была жёсткой и тоже слишком уж старой. Будь Корделия тут хозяйкой – давно бы навела порядок. Но увы, приходилось мириться с тем, что есть. И она смирилась. А что? Вся лавка была такой довольной мрачной, вполне ей и её мыслям под стать.
- Откуда ты меня знаешь? – Этот вопрос Корделия услышала, когда уже входила обратно в комнату, неся в одной руке две склянки с зельями, а в другой держа палочку. Она хмыкнула. Уместный вопрос, но что ей ответить? Хотя слова сами, как и всегда, срываются с языка.
- О, как же мне не знать кого-то из Блэков. Чистокровных семей так мало. – На её губах сама собой растягивается улыбка. А Эйвери не особо любит улыбаться. Улыбка её ничуть не дружелюбная, скорее насмешливая. И хорошего сразу ничего не ожидаешь. Но в этот момент у неё нет никаких злых помыслов. - Да и я запомнила Блэка, который отправился в Гриффиндор. Я тогда была удивлена, наблюдая за происходящим. Да и потом он был фигурой заметной. – Закончив говорить, Корделия взмахнула палочкой и на стенах загорелись все свечи, наполняя комнату светом. Правда теперь её, Эйвери, было слишком хорошо видно, да и пришлось прищуриться от слишком яркого света. Но не смущать же «гостя» полумраком и дальше.
С одной стороны, Блэку лучше не помнить, кто она вообще такая. В гриффиндорцах живут те же стереотипы, что и в слизеринцах. И те стереотипы, которых не было у Корделии. Её никогда не волновало, кто на каком факультете учился. Но два враждующих факультета не придерживались её мнения о том, что всё это чушь. А потому гриффиндорцы всегда смотрели на неё неодобрительно, Блэк не станет ведь исключением. Хотя, будет забавно посмотреть на его реакцию, если он всё же её узнает. Ему помогла слизеринка, причём слизеринка до самого мозга костей. Помогла просто так и зная, кто он такой. Вот так рушатся стереотипы. Хотя, конечно, это всё ничего не меняет. Ему просто повезло, что она иногда бывает в хорошем расположении духа. И в том, что она уже думает, как это всё может сыграть ей на руку. Ну а что, не всем везёт и они попадают в руки сердобольных целителей.
- Держи. Выпей. Сначала это. – И она прошла через комнату, присела на край кровати и протянула Сириусу склянку с рыже-красной жидкостью. - А потом и это выпьешь. – Она и вторую склянку приготовила сразу. - Чем скорее ты оправишься, тем лучше. И для тебя, и для меня, конечно. – Она вновь хмыкнула и отвернулась от Блэка. Она не может провести тут всю ночь. Хотя такой вечер, конечно, не самый стандартный. А она не любит всё предсказуемое. И даже торопиться ей некуда, совершенно. Завтра выходной даже. Но ему не стоит оставаться тут дольше положенного. Да и зачем? Между ними бездонная пропасть, а она не ждёт даже благодарностей, это ни к чему. Тем более, она, может, совершает ошибку, помогая ему. Быть может, он уже её враг. Просто пока они об этом не знают.

Отредактировано Cordelia Avery (2014-08-08 21:44:32)

+1

6

Entschuldigung Sie bitte

Я страшно извиняюсь за задержку. У меня были некоторые трудности, и я не имел возможности о них предупредить. Но теперь тьфу-тьфу-тьфу все разрешилось благополучно, и я постараюсь больше не выпадать так надолго.
И тем более не задерживать посты.
Еще раз прошу прощения.

Сириус не успел как следует обдумать глупость своего вопроса – его спасительница вернулась в комнату.
- О, как же мне не знать кого-то из Блэков. Чистокровных семей так мало. Да и я запомнила Блэка, который отправился в Гриффиндор. Я тогда была удивлена, наблюдая за происходящим. Да и потом он был фигурой заметной.
«Ах, ну конечно». Сириус поморщился от ее слов. Конечно, он всегда любил славу и даже, в какой-то степени, охотился за ней – особенно в школьные годы. Но ему нравилось, когда люди знают его по тем поступкам, что он совершил – а не по случайностям, подброшенным ему рукой судьбы.
Одной из таких случайностей он считал свое поступление на Гриффиндор. Конечно, это была счастливая случайность – она помогла избавиться ему от гнета семьи, обрести свободу, друзей, стать тем, кем ему хотелось, - но от этого выбор факультета не переставал быть случайностью.
«Ты говоришь так, как будто бы в твое имя просто ткнули пальцем и отправили к грифам, - внутренний голос заставил Сириуса оборвать свои размышления. – Это не было такой уж случайностью – решала Шляпа, в конце концов, решала, принимая в расчет личные качества. Так что перестань ныть – твое поступление на Гриффиндор вполне можно считать твоей заслугой…то есть, и твоей заслугой в том числе».
Тем временем в комнате вспыхнул свет, и Сириус смог разглядеть свою спасительницу как следует. «Не красавица, но весьма симпатична» - отметил Блэк походя, окончательно утверждаясь в мысли, что девушка ему не знакома. Она же, не обращая внимания на его пытливый взгляд, присела на кровать, заставив Сириуса потесниться, и протянула ему колбочку.
- Держи. Выпей. Сначала это. А потом и это выпьешь. – Потрясла второй мензуркой. - Чем скорее ты оправишься, тем лучше. И для тебя, и для меня, конечно.
Блэк забрал первую колбу из ее пальцев и скептически осмотрел. Ни цвет, ни консистенция жидкости ему не нравились, но это был, по всей видимости, голос паранойи, а не здравого смысла. В конце концов, зачем ей травить Сириуса сейчас и здесь, в своем доме – если это ее дом, конечно, – когда можно было просто прикончить его на улице, где Блэк валялся без сознания? Или еще вернее – просто пройти мимо, позволяя потере крови, холоду и болевому шоку довершить свое дело.
Вместо этого, она притащила его сюда, на кровать уложила, чары обезболивающие наложила. А теперь еще и свои запасы зелий тратит.
Так почему же изнутри скребется коготками настороженность, твердя «Не доверяй. Опасайся. Будь начеку»?
Впрочем, у Сириуса отношение к этому когтистому созданию всегда было однозначным – плюнуть, ринуться в бой на свой страх и риск, едва не погибнуть… «А потом лежать в чужом доме и пить чужие зелья».
Блэк криво усмехнулся и залпом выпил содержимое колбочки. Вкус оказался премерзким, и Сириус невольно скривился. На ум почему-то пришел Нюниус.
- Ну и гадость, - заявил он девушке со всей искренностью, на какую был способен. – Из чего это делали, интересно? Хотя нет, - тут же торопливо добавил Сириус, вручая хозяйке пустую емкость, - лучше не говори. А то все точно назад пойдет.
Он хохотнул, но видя, что девушка на шутку не реагирует, кашлянул и обвел глазами комнату.
- Даа, - протянул он секундой спустя, - милое местечко. Ты тут живешь? Или это просто место, куда можно притащить человека в отключке? – Сириус усмехнулся, а потом чуть серьезнее добавил. – Спасибо, кстати.
На губах у него замерли слова «Сам бы я не выкарабкался» - пресловутая гордость не позволила Блэку сказать подобное. Вместо этого он состроил на лице несколько обиженную гримасу – насколько это можно было сделать с ожогами на этом самом лице – и протянул, не пытаясь, впрочем, скрыть, чертенят, пляшущих во взгляде:
- Но это не значит, что ты можешь допускать по отношению ко мне такую чудовищную несправедливость.

+1

7

офф

Извинения, несомненно, приняты)

Эйвери на несколько мгновений задумалась о том, что же ей делать дальше. Всё это время она разглядывала письменный стол, который надеялась не увидеть как минимум пару дней. Но нет, она здесь. Она и Сириус Блэк, которому тут быть совершенно не полагается. Потому действительно будет лучше, если она как можно скорее отправит его  домой. Это самое логичное и разумное решение. Она оказала помощь и большего не требуется. Но в то же время у неё совсем пропал какой-то «домашний» настрой. Не хотелось возвращаться к себе. Теперь у этого вечера появился какой-то потенциал, а у неё появилась энергия. И потому стоит подумать, куда она направится, когда выйдет отсюда. А отправиться можно куда угодно. У неё-то сегодня со здоровьем всё в порядке.
- Ну и гадость. Из чего это делали, интересно? – Бурная реакция Блэка на зелье отвлекла Корделию от её мыслей, и она вновь повернулась к своему «пациенту». Даже открыла было рот, чтобы действительно рассказать ему из чего сделано зелье, но он сам не пожелал этого узнать. Может и правильно. У неё даже дрогнули губы немного в улыбке, но что-то так и не дало улыбнуться.
- Я в принципе не помню лекарственных зелий, которые имеют приятный вкус. – Она пожала плечами и забрала у Блэка колбы, поставив их на пол. – Видимо, недостаточно просто страдать от боли. Но, я надеюсь, уже скоро тебе станет лучше.
Но Сириус уже перевёл тему. Но и обсуждать зелья не было никакого смысла. Не сегодня. Да и не то чтобы Корделия была в них специалистом широкого профиля.
- Милое местечко. Ты тут живешь? Или это просто место, куда можно притащить человека в отключке?
Вот тут она уже не сдержала смешок. Мерлин, не хотелось бы ей тут жить. Но ещё более забавным было бы притащить Блэка в свой дом. Именно к Эйвери, а не в «Дырявый Котёл». Реакцию родных представить сложно. Реакцию Блэка тоже проблематично. Но это действительно было бы незабываемо. Но пусть не в этой жизни. А то её родителям и так хватает её выходок.
- Я бы не сказала, что очень часто нахожу людей в отключке… Хотя, быть может, с сегодняшнего дня это станет моим хобби. – Она тоже имеет право на юмор, тем более у неё он вроде даже и неплох. Хотя говорила она это всё со слишком серьёзным видом. Потому, наконец, улыбнулась, чтобы дать понять, что она не на самом деле такая чокнутая. Не такая уж. - Но нет. Это не мой дом. Повезло мне, да? – Корделия убрала палочку в карман мантии и закинула ногу на ногу, сложив руки на коленях- Просто я имею право здесь находиться. А вот ты нет. Но в ближайшие часов десять здесь никто не появиться. Так что никто ничего и не узнает – На последнем предложении она картинно понизила голос почти до шёпота. Хотя Эйвери надеялась, что они не просидят здесь десять часов. Блэку не должно внезапно стать настолько плохо. Да, он её поблагодарил, и потому Дели теперь окончательно не желала ему ничего плохого. Хотя такой её добродушный настрой скорее всего ненадолго. У неё настроение меняется слишком часто.
Хотя настроение и мысли Сириуса сейчас понять тоже было не так уж просто. Он приходил в себя, был даже уже не таким бледным, да и порез на плече затянулся. Ну и силы видно появились.
- Но это не значит, что ты можешь допускать по отношению ко мне такую чудовищную несправедливость. – Вот. Что у него на уме? И что это за взгляд такой? Она прямо видит пляшущие в его глазах огоньки.
- Несправедливость? – Корделия вопросительно подняла брови. - Да ещё и чудовищная? – Эта его последняя фраза несколько сбила Эйвери с толку. И его обиженное лицо. И да, странный взгляд. Она всё это хорошо улавливала. Поэтому теперь уже не сводила с него глаз. Он её даже заинтриговал, озадачил. Хотя что-то внутри неё просто не доверяло Блэку. Какое-то странное было предчувствие насчёт него. Или это она снова просто себе накручивает? Хотя сейчас он ей вряд ли сможет что-то делать. Но вдруг узнает? Или как-то догадается, где находится? Или ещё что?
Хотя для начала она всё же хочет узнать, как именно она несправедливо с ним обошлась. Хотя, с ним сегодня сама жизнь обошлась не слишком справедливо. Такое симпатичное лицо покрыла ожогами, но они уже понемногу начинают исчезать. Не подвело гадкое зелье. И кстати, может пора задать вопрос, который так терзает её безгранично любопытную натуру.
- Несправедливо то, что я так и не знаю, что с тобой случилось. - Должна же она хоть знать, что произошло. Вдруг ценная информация?- Может, ты "хвост" за собой привёл или опасность и мне грозит. - Хотя на этих словах Корделия ухмыльнулась. Она опасностей не боится и привыкла, что ей ничего не грозит.

Отредактировано Cordelia Avery (2014-08-11 02:35:57)

+1


Вы здесь » CONCORDIA » Омут памяти » И грянул гром


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC