CONCORDIA

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CONCORDIA » Альтернативные квесты » Седьмая печать


Седьмая печать

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Я путь свой сама устелила пожарами
ядом, отчаяньем, страхами, ранами,
кровью без крови, ожогами шалыми.
Не отпускай мою руку, держи!

0

2

Никогда до этого не знала, что значит быть запертой под домашний арест. Я выла целыми днями от невыносимой скуки и от невозможности хоть с кем-то поговорить. Слонялась по дому, как тень. Никаких писем, никаких любовников, будь проклят этот Забини.
Я уже не первый день пребывала в каком-то странном состоянии. Частое головокружение, сопровождаемое темнотой в глазах. Меланхолия. Неожиданные всплески магии, которую я всегда отменно контролировала. А сегодня - тошнотворное чувство чуть выше диафрагмы. Но не должно же мне так везти!
Впрочем, я так халатно относилась к своему здоровью, что на многие вещи просто не обращала внимания. Как и сейчас. Но подозрение закралось так глубоко. И этот постоянный страх сверлил мне голову нескончаемо, что я полезла в библиотеку, в раздел с родовыми книгами, которые все описывали на подобный случай. И даже давали стопроцентно гарантийное заклинание. На определение и пола, и будущих магических способностей.
Я сдула с одной такой книги огромный слой пыли - еще бы, последний ребенок у Лестрейнджей появился на свет больше двадцати лет назад. Пролистала до нужной страницы, вытащила волшебную палочку и принялась за это несложное, но длительное колдовство.
Взмах за взмахом, как стежок за стежком. От такой скуки впору и вышивать научиться. Последняя ниточка магии и.. Книга выпадает из свободной руки, с громким стуком ударяясь о пол. Предчувствия никогда меня не подводили.
Наплевав на этот домашний арест, я с чувством полной раздробленности аппарировала к Селии.
--- --- ---
Я, Вивьен Лестрейндж, расписываюсь в полной своей несостоятельности и отказываюсь кому-либо что объяснять. Кажется, именно с этой фразы мне нужно начинать любой свой разговор с Сел. Она терпеливо ждет моих излияний, а я до сих пор стою перед ней и глухо рыдаю, пряча лицо в ладони.
Мой ночной кошмар ожил, как я того и ожидала. Ожил тогда, когда мне это было нужно меньше всего.
Муж, с которым после скандала и той бойни, в которой я только благодаря его неожиданному благородству осталась в живых, почти не обращал на меня внимания. Точнее, так: он внимательно следил за мной, но всячески показывал, что в гробу он меня видел, а не дома.
Наши отношения сложно было назвать даже натянутыми - не подходи, убьет - вот, какая вывеска глядела с лиц обоих. Электрическое напряжение, не желающие спадать. И теперь, в этот самый момент моего личного Ада, в судьбу врывался еще один.
Я ждала ребенка. И ошибки быть не могло.
А учитывая частоту общения с мужем, явно не от него.
- Сели-я, - в итоге выдавливаю я из себя, чуть успокоившись. - У меня будет ребенок, - вдох - выдох. Определенно, никаких нервов не осталось. - И я не знаю от кого, - глухо добавляю и прекращаю плакать. Просто вытираю слезы, которые вовсе застили мне глаза.
Она знает от кого. И вообще знает, как это можно узнать. Или нельзя? Мне хочется умереть. Если муж узнает, он не позволит мне сделать аборт. И, если ребенок от него - то как я смогу пойти на это? А если нет, то обман когда-нибудь раскроется. И я же больше не хотела его обманывать?
От этих мыслей я сходила с ума. Мне определенно нужен был врач. Мой постоянный лечащий врач. Моя нежная Селия, которая легкой улыбкой стирала с лица земли все мои проблемы. Если бы она могла наладить отношения между мной и мужем, но, увольте, здесь никто мне не мог помочь. А я.. Я, кажется, уже ничего не могла сделать сама.

+3

3

Селия выныривает из-за горы бумаг и уймы отчетов, её ждет работа везде и всегда... Даже дома. В её милом доме с уютными стенами и сотней других потайных шкафчиков, где прячутся зелья и её секреты. Она делает вдох и совершенно не хочет делать выдох, берется за перо и начинает писать отчет о том как прошел рабочий день. И это, наверное единственная вещь которая роднит Св. Мунго и Министерство магии. Нудные отчёты полные терминов, описаний и зелий с заклинаниями, их разве что не просят писать в какую сторону был сделан шаг, а время... Да время указывать. Селия целитель, Селия колдомедик, если вам так больше нравится и в её личной аптечке её личный запас трав и зелий, а книжные полки посвящены Зельеварению, Травологии и Колдомедицине. К ней в дом ровно три раза в месяц без предупреждения и объявления войны приходит старший брат Эйдан, который хочет вернуть глупую младшую сестру в родовое гнездо Гринграссов. К ней подобно урагану залетает Вальпурга и говорит, говорит, говорит о безмозглом брате Альфраде, нейтральном Сигнусе, слепом и тихом муже и новой, а может быть вечной, любви Томе.  Селия смеётся на первых двух пунктах, ровно улыбается на третьем и хмурится на четвёртом. Селия знает, что говорить бесполезно. Вэл тоже знает, но всё равно ураган семьи Блэк обязательно нагрянет. Гринграсс уже привыкла и просто достаёт пачку писем, перебирает почту и забывает про отчетность. Глав врач сказал до завтра, но пару минут ведь подождет. Она хочет встать и не находит сил. Селии уже давно не шестнадцать и даже не двадцать, она знает, что мужья её подруг рогоносцы и она увязла в этом море измен, как маггловский почтальон и шпион, который защищает тыл. Ведь любой вечер они провели у неё. Мысленно рядом, мысленно с нами. Хотя бы физический адрес черкните. Ей хочется бросить перчатку и честно сказать, - "Я не знаю". Она улыбаясь твердит, -"Да, со мной!". Нет, ну правду дурная. Итог? Орион устало вздыхает, итог Данталиан изрядно раздражается. И это она всегда привыкла быть в стороне? Впрочем, давно пора понять, что не с такими подругами. Селия встает из-за стола и направляется к каминной полке, там её ждут последние письма от Вивьен, такие давние, что пора нагрянуть в гости прикрывалась медицинским осмотром. Она же должна знать как поживают её подопечные? Ах, вы говорите она здорова, извольте показать и убедиться ей самой. Селия улыбается и тут же замирает, слыша хлопок аппарации у дверей. Так делают только двое, Эйдан любит хлопнуть дверью, выказывая недовольство. А кто же там сейчас? Она спешит к дверям, в которые влетает гостья, растроенная, что не писала писем сотню лет. Гринграсс смотрит на Лестрйндж немного удивленно и больше обеспокоенно. Молчи. Я знаю всё наперёд. Ей не нравился тот карнавал лжи и видимо маски сброшены, и видимо Забини, как всегда, плевать. Люди не меняются, ей ли не знать. Гринграсс внимательная, Гринграсс молчащая. Она не задает вопросов и просто указывает на стул, она выжидает, как старая мать. Так, предполагаемый уровень опасности по шкале от одного до десяти. Нужно успокоительное и бодрящее. Иначе я буду бодро рассказывать Данталиану почему его жена решила упасть в обморок именно у меня дома, а не у себя. Она уже хочет сказать привет и сделать шаг в сторону как...
Сели-я. У меня будет ребенок. И я не знаю от кого.
Чуть не падает на пол. Отставить зелья, нужен коньяк, а лучше виски, шотландский, выдержки этак трехсотлетней или эльфийское вино. Улыбка появляется на губах, как по привычке, а радость перекрывает удивление и подозрение. Селия хочет сыпать вопросами и едкими комментариями, но Гринграсс целитель, поэтому она усаживает Вивьен на диван, накидывает на плечи гостье шаль и ставит перед ней горячий чай. Сбор успокоительный.
- Хорошие новости,- она вертит в руках палочку,- Ты уверена? Хотя о чём это я, конечно, уверена, скорее всего родовая магия уже дала знать. Данталиан не знает? Впрочем можешь не отвечать,- она кусает губы и достаёт вазу и фрукты,- Он знает? Это ведь он отец? Сто к одному. Хотя мы можем проверить.
Они могут или точнее она может. Она же колдомедик, пусть и иной специализации, но широкого профиля. С такими-то друзьями. Она улыбается, она готова спустить на Забини собак.

+2

4

Селия - удивительный человек. Она имеет при себе тысячу лекарств, но на мои проблемы нужно только одно - ее участие. Единственная, кто обо мне заботится. Единственная, кому я нужна такой, какая я есть. Мой настоящий друг, с которым можно молчать, потому что все понятно и так.
Она улыбается. Селия улыбается, словно давно ждала такого исхода. Дай Мерлин, чтобы мои дети никогда не узнали о моих похождениях. Дай Мерлин, чтобы моему мужу хватило терпения меня за них простить.
А Селия улыбается. Это раздражает меня и подначивает, и заставляет... улыбаться сквозь слезы. Как будто я счастлива. Но я же несчастлива, разве нет?
Нет, ну вот как с ней можно разговаривать о серьезных вещах? Улыбается. У меня горе, а она улыбается. Надо мной гильотина нависла, а она радуется. Диван - шаль - чай. Новый сюжет. Я съеживаюсь под теплой материей и закутываюсь в нее посильней, будто у Селии дома поселился колотун-бабай и сейчас съест меня со всеми потрохами.
- Ничего хорошего, - сердито огрызаюсь я. Ее радость волнами передается мне. Чертова эмпатия! Я подозрительна к этому чувству: мне кажется, что я на самом деле его испытываю. - Кроме тебя никто не знает, - я выдыхаю. - Селия, милая, - из моих уст вылетает истеричный смешок. - Я хочу, чтобы в этот раз победила та часть, которую ты так любезно назвала "к одному", - уф, видимо, мне все-таки придется ей все пояснять на пальцах. Мне каждый раз кажется, что она не понимает, насколько я погрязла в этой истории. И насколько сильно я влюбилась в собственного мужа. И возненавидела Азазеля. Моего единственного и последнего демона.
- Забини вообще не должен ни о чем узнать. И если это, - категорично только с виду, я запинаюсь, чтобы тихо продолжить, будто нас кто-то может подслушать. - Его ребенок, то тем более. В таком случае, ты понимаешь, что я с ним сделаю? Я же не смогу обманывать мужа. Я не хочу его обманывать. Он этого не заслужил, - а мне, как я раньше не грозилась, совсем не хотелось делать аборт. Разве я похожа на детоубийцу? На убийцу собственного ребенка? Нет. Я молилась, молилась, чтобы теория вероятности меня подвела.
Забини, узнав, мог натворить такого, что увидеть было нельзя. - Мы должны проверить, - с настойчивым остервенением говорю я, как в лихорадке. Этот ребенок либо моя смерть, либо мои крылья. Возрождение из небытия. Единственное, что способно примирить меня с мужем или окончательно уничтожить любую подобную возможность. - Селия, - тихо повторяю ее имя. Имя моей нежной феи. - Если он узнает, что я была у тебя - он мне голову оторвет. Если что, скажешь, что мне было плохо. И ты сама меня забрала, хорошо? - лишь бы он не заподозрил, что я что-то от него скрываю. Иначе беды не миновать. Селии он всегда верит, уж не знаю почему.
- Сумасшествие какое-то, - сама себе тихо говорю я. - И вообще, этот ребенок не может быть от Забини, - почему-то жалобно прозвучало. - Он давал мне зелье, - без лишних подробностей. Селия поймет. Всегда понимала.
Но мне оставалось только ждать, пока Селия все проверит. Ждать и молиться. Хотя, не поздно ли?
Если муж вернется домой раньше меня, он либо дождется моего возвращения и свернет шею, либо найдет меня у Селии и... может быть, не свернет мне шею. Но только при вмешательстве Гринграсс. Интересно, сколько еще раз она захочет меня спасти?

+2

5

Селия улыбается, у Селии привычка улыбаться чтобы не случилось и чтобы не произошла и она точно знает, что людям это не нравится, что некоторых это раздражает. Селия улыбается, а сама пытается придумать выход из ситуации. Она пытается высчитать числа, даты, мысленно проверяет письмо и ничему не удивляется. Какое тут удивление, если между строк и через них написано имя Азазеля Забини. Милая Вивьен и как же тебя угораздило только. Между двух огней, двух демонов. Один муж, другой любовник. Только Чёрная королева могла играть с Королями, только она могла запутаться в чёрных лозах и вот теперь жди Принца народ. Селия улыбается и ей абсолютно не смешно, улыбка выходит нервная и не ровная. И очень нужен коньяк. Нервы стали ни к чёрту, а перед  глазами бледное и раздраженное лицо. И всё она понимает, чтобы там не говорила, как бы себя не вела. Только вот, только вот... заигралась ты, дорогая подруга и проиграла. Короли оказались Джокерами, а Королева Пиковой Дамой, которой не хватило сил. Селия улыбается и улыбка будто приклеенная, а слова становятся камнями в привычный витраж.
- Нет, есть,- она делает вдох на выдохе,- ребенок. Маленький ребенок, ты будешь мамочкой и вырастишь его достойным своего имени, это тебя займет.
И она, действительно, так считает. Разве малыш виноват в том, что сделали его родители? Селия не может понять, выращенная в лоне сеьми, в традициях, где ребенок - важно, где ребенок - продолжение рода, новая ветвь в древе. новое  имя в списке и картина в галереи. Продолжения. Селия понимает, но удивляется, что не знает Вэл. Хотя кому как не к своему целителю идти с такими новостями, у неё ведь сотня лекарств и книг  и она всегда находит способ и выход. Св. Мунго всегда думает о вас. А лично мисс Гринграсс видит, что леди Лестрейндж потерялась в себе.
- Ты этого не сделаешь,- Селия уверена, Селия точно знает,- потому что никто не узнает даже, если это его ребенок. Мы проведем ритуал, введем его в род и его внешность измениться под стать роду. Родовая и кровная магия и не то умеют,- Мерлин и это она предлагает, она,- но эта крайняя мера. Последний вдох.
Ей не нравится этот сквозящий полунамёк. Абсолютно и категорично. Ей не нравится эта ситуация. За яркой радостью приходит горькое понимание. Если Лестрейндж узнает об измене, то итог один - смерть. Чистокровные маги не разводятся, с их женами случаются несчастные случаи и помутнения рассудка, они оканчивают свой путь в могиле или отдаленном монастыре. Это не лучшая перспектива. Что будет с ребенком лучше и не предполагать. Не введут в род - клеймо на всю жизнь. Не введут в род - медленный яд. Селия сжимает и разжимает руки. Мысль не даёт покоя и вертится на краю сознания. Должен быть запасной вариант, а он...
- Успокойся, Забини не узнает,- не от неё точно,- Данталиану я подберу правдивый ответ. Они ничего тебе не сделают, я позабочусь и прослежу.
Если понадобится, она на ближайшие девять месяцев поселит её у себя, навешает заклинаний на дом и заблокирует от них все камины, а навещать свою даму будут под её присмотром. Она устроит им тиранию. Объяснит на пальцах, что плохо спорить с практикующим колдомедиком у которого настольная книга по ядам. Селия знает, точно и наверняка, на какие кнопки нажать и чем угрожать. У одного круга свои плюсы и свои минусы, но она не прочь ради такого шагнуть в родовое гнездо снова.
- Точно? Не было никаких неожиданных вспышек? - хотя о чём она, предусмотрительный Забини никогда не пустит всё на самотёк и повезёт, ей ли не знать, ей ли,- Для проверки понадобиться твоя кровь и что-то из вещей Данталиана, лучше бы тоже кровь, но не думаю, что он оценит такую просьбу.
Родовая магия - кровная магия. Почти все ритуалы и заклинания с зельями построены на крови. Кровь - основа рода. Вот такая вот взаимосвязь. Любой чистокровный маг знает, этому учат ещё в детстве. Этому учат дома, за закрытыми дверями и в тайне от всех. Практикует правда редко, но ведь им всегда везло.

+2

6

Займет. Верно, ведь я всегда умираю от скуки. И от невозможности выразить свои чувства человеку, которого люблю. От невозможности жить и чувствовать так, как мне хочется. От невозможности быть свободной.
Но ребенок вряд ли даст мне такую возможность. Скорее всего, я получу новую иллюзию и умру взаперти, как того и боялась. И больше ничего не изменится. Никто, кроме меня самой, как бы я не хотела изменить мир.
- Да, я этого не сделаю, - негромко, но отчетливо повторяю я следом за Гринграсс. Знаю, что она права. Знаю, что у меня не хватит сил себя ненавидеть еще и за это. - Но, Селия, - горькая усмешка и разочарование. - Данталиана невозможно обмануть, он все поймет или всю жизнь будет подозревать, - именно так. Но подозревать он будет в любом случае. Даже в том случае, если Селия прямо перед ним несколько раз проделает свой эксперимент. На что я надеялась?
- Он сможет найти меня везде, - это правда. Свойство обручального кольца, позволяющее переместиться к супругу в любую точку земного шара. Кроме Азкабан, конечно же. - Он даже в склеп за мной спустится, - если тогда он ради чего-то вытащил меня из катакомб в церкви, то ради мести он достанет меня и с того света. Но Селия об этом не знает. Она не знает, что он мог избавиться разом ото всех проблем, но вместо этого зачем-то спас мне жизнь. И неизвестно чьему ребенку. Да, Данту зачтется когда-нибудь это на небесах.
- Точно. Я почти постоянно его пила, всегда, когда бывала у него, - ясно как день, что он у меня не был. - Оно действует чуть меньше суток. Больше, как ты понимаешь, я не задерживалась, - внимательно слушая Селию, я моментально протянула ей руку тыльной стороной ладони вверх. Второй рукой я потянулась во внутренний карман мантии и достала оттуда маленький двусторонний флакон, размером с мизинец. Внутри отчетливо различался недлинный темный волос. - Пойдет? - я всегда носила его с собой, на всякий случай. Благодаря Селии и Вальбурге у меня была огромная коллекция зелий, а вдруг придется куда-нибудь проникнуть под оборотным? Именно на этот случай я и носила с собой волос мужа. Но пригодился он мне совсем не за этим. - Могу еще дать обручальное кольцо, думаю, тоже подействует, - лишний повод для того, чтобы снять ненавистную побрякушку? Нет. Но на нем держится наша связь. Вечная и нерушимая. Я без лишних колебаний положила флакончик с волосом и кольцо на стол. Взяла волшебную палочку и с помощью заклинания сделала небольшой надрез на пальце. Магия помогла вытянуть кровь и перенести ее в тот же флакон, только с другой стороны. - Видишь, я тоже могу все детально продумывать. Когда уже слишком поздно, - сама над собой про иронизировала я, протягивая Селии все необходимое. - Это же займет немного времени? Я никуда не тороплюсь, просто я, - усмешка, - Под домашним арестом, - действительно, звучит смешно. Я же леди Лестрейндж, а не маленькая девочка. - И я боюсь возвращаться домой без хороших новостей, он все поймет, - я вздохнула. - У меня же на лице все написано, он поймет. Мне страшно, Сэл, - честно признаюсь я, Вивьен Лестрейндж, и расписываюсь в своей беспомощности окончательно и бесповоротно.

+2

7

Селии хочется ругаться. Ругаться, рвать, метать и плакать. Руки дрожат, а улыбка спадает с лица будто маска. Она реалистка и этот въедливый реализм не даёт ей говорить точно, не даёт права загадывать. Ничего не обещать пациентам, только обследование покажет, только судьба решит. Молчать или говорить, что сделаешь всё что сможешь. Не давать пустых обещаний, ведь магия спросит. Она знает это, но... Тут Вивьен и смотрит так как будто Селия её последний шанс, Репаро, что починит её поврежденный корабль под названием "Семья". Селия помнит, Селия знает и Селия наивно хочет верить, но всё еще не дает пустых клятв, просто предлагает выход.
- Значит мы ему докажем, - хотя это будет не "мы", а "ты", - я докажу. Составлю лунный календарь, принесу твою карту из Мунго и приведу итоги ритуала. Родовая магия не может обмануть, он это прекрасно знает. Ей всё равно на пожелания, просьбы и прочее. Она не знает полумер.
Родовая магия не шутит, она правит бал как Хранитель и Судья семьи. Родовая магия не знает исключений, не знает поощрений или прощений, как записали основатели рода так и будет. Магия просто следит, магия сама знает когда лучше вмешаться. И Селия смотрит на бледное лицо Вив и радуется, раз жива значит шанс есть. Магия не прощает измен, хотя все ли это прописывали среди пунктов? Ей не надо говорить, что Данталиан не поймёт, что он не простит. Она помнит его и не знает его, но словесный образ глазами других складывается. Да, стоит бояться. Рыцарь полка, генерал, адов принц.
- У тебя муж параноик, ты в курсе? - хотя один повод оправдал сотни иллюзий,- ты оступилась один раз, но в его глазах пала. Не лучший исход истории.
В их свете мраморных статуй и пируэтов, среди малахитовых статуэток так легко пасть. Оступиться, не подняться, потерять всё за миг. Обществу только дай поговорить и какая разница, что вчера она она была Королевой у Короля. Для падения нужен лишь один не верный шаг, а милая Вивьен его допустила. Зря-зря, но Селия не злится, нет разочарований, только боязнь, что Король разгневается и... Не стоило связываться с Азазелем. Проблемы, проблемы, проблемы. Ей ли не знать, роман не выдержавший свободы от школьных стен. Он мог существовать только в них и... Теперь молчание, взгляды тяжелые, лица будто эмоций лишенные. Не стоило связываться с Забини, он пройдет и исчезнет вдали, а тебе, дорогая Вивьен, жить.
- Я ведь предупреждала, что Забини этого не стоит, что ему будет всё равно и не спрашивай откуда я знаю, просто знаю,- то опалит огнем, то арктическим льдом, или всё заберет, или ничего не возьмет, - Да,- она внимательно наблюдала за манипуляциями Вивьен, тёмный волос, золотой ободок и алая кровь, какие ироничные цвета, но для того, что они задумали сделать - идеальные,- в это наша разница. Вы всегда всё придумываете после, а я раньше. Поэтому и замуж не вышла, наперёд увидела монастырь и смерть. Нет, не слишком много, но и не мало. Думаю, всё спишем на обморок. Ты умеешь падать в обмороки? - ей хочется пошутить, но в этой шутки больше правды,- Всё будет хорошо, включая новости. Если так боишься отконвоирую обратно и приму удар на себя. А на лицо наложим чары и сделай выдох, а затем вдох, Вивьен. Чёрной королеве ещё рано устраивать похороны.
Селия подходит к книжному шкафу и идет вдоль книжных полок, чуть касаясь рукой корешков книг. Тому, что она решила сделать не учат в Хогвартсе, не практикуют в Мунго. Эти зания хранятся в домах и там же практикуются. Чистокровная аристократия не любит выкладывать все тузы на стол сразу. У одной полки Селия останавливает, чувствуя тепло и не глядя вытаскивает книгу. Хочешь спрятать - храни на видном месте. Да и кому она нужна? Другое дело подруга за которой скоро явится разгневанный муж. Она листает страницы быстро, пока не находит нужную главу. Не так уж и сложно, но она не разу не пробовала. Чаша, свечи, огонь, бумага и кровь. Остается надеиться, что всё пройдет по маслу. Необходимое находится быстро. Свечи зажены и стоят треугольником, по центру чаша. Серебро и мать не обрадует то, что делают с её подарком. Она бросает в чашу волос, кольцо и поджигает, потом добавляет кровь Вивьен. Пара капель. Осталось последнее. Така магия редко терпит слова, не вербальная. Главное точно повторить движения палочкой и на последнем бросить в огонь пергамент. Селия аккуратна, она никогда не была так аккуратна и точна как сегодня. Селия выводит узоры палочкой, а мысленно повторяет слова заклинания. Родовая магия не лжет. Против таких доказательств не пойдешь. Последний узор и бумага летит в огонь. Им всего-то нужно имя. Так мало и так много. На последнем движение пламя погасает превращать в дымку, алые линии рисуют свой узор, буквы проступают на пергаменте. Так медленно и так быстро. Она ждет до последней завитушки и не трогает листок.
- Сама прочтешь или мне?
Если всё верно, то оно скажет имена родителей и предположительный пол ребенка. По последней причине и было использовано достаточно часто. Некоторым хотелось всё знать раньше. Природа же не любит торопливых и иногда бывала, что с этим пунктом случаются изменения. Селия ждёт и хочет верить. Селия ищет лазейки, если имя начинается на АЗ.

+2

8

Я до конца не понимала всю шаткость своего положения. И всю его нервозность. События сменялись, а я наблюдала за ними со стороны, сквозь какую-то пелену.
- Да какой из него параноик, - перед глазами плыли, разве что, его укоризненные взгляды, когда я появлялась к утру. Может, пара угроз. Но слежка, сцены ревности, запреты - никогда. Он научился выглядеть безразличным, а, вскоре, и вовсе стал равнодушным. Этого я ему простить не смогла. - Ему было плевать на мои ночные прогулки, он даже вскользь не интересовался, где я и с кем, - тоже самое я кричала ему в лицо несколько дней назад. Тоже самое. Но он так ничего и не понял. - А теперь, - усмешка, - Во всем виновата я. И виновата лишь в том, что хотела жить. Жить, Селия, понимаешь? - я с отчаянием взглянула на подругу. Она была права. От первого и до последнего слова. Но я не могла сосуществовать с этой правдой. Она сдавливала мне дыхание. - Никто этого не стоил. Но рядом с Забини я чувствовала себя живой, - вот моя правда. Которую, пожалуй, сможет понять только Вальбурга. Понять, но не принять. Она же никогда не опустится до измены. Никогда.
- В Аврорате научилась падать, ничего сложного. Но изображать не буду, - я мрачно ухмыльнулась. - Пойми, я не смерти боюсь. Этого я давно перестала бояться. Я не могу больше выносить его ненависть. Это причиняет мне боль, хотя я должна чувствовать тоже, что и он, - я замолкаю, но потом продолжаю совсем тихо, словно мне самой страшно слышать эти слова, - Я знаю, почему это происходит, Селия. Когда стало совсем поздно, я, наконец, поняла, что люблю его. И только его эмоции я не умею считывать всегда, только когда он сам это позволит, когда он их не контролирует. Представляешь, сколько раз я могла ошибиться, принимая что-то иное за безразличие? И кто тогда в этом виноват? - я огорченно кивнула головой. - Я, Селия. Я поплатилась за свою чрезмерную гордыню, за мысль о том, что я лучше других, - я отстранено наблюдаю за манипуляциями подруги. - Он не из тех, кто прощает. Но, чем больше я узнаю его, тем больше понимаю, что ничего не знаю о нем. Это парадоксально. Но в нем нет никакой логики. И все его эмоции для меня - ловушка, обманка. У меня нет ничего, в чем я могла бы его опередить. Удивительный человек, - я запинаюсь. Ритуал подходит к концу, я отчетливо это вижу. Меня бросает в дрожь. Я круче закутываюсь в шаль, будто она может снять этот нервный озноб.
Селия заканчивает.
И.. она не берет листок, а спрашивает меня.
Действительно, хватит ли у меня смелости после всего взглянуть правде в глаза?
Я судорожно выхватываю листок, на котором искрится магия, и буквы танцуют перед глазами, отказываясь складываться в слова. Я аритмично дышу, пытаясь сладить с этим невероятным волнением, но успокаивают только через минуту, а Селия все еще терпеливо ждет. Наконец, латиница останавливает свой адский пляс, и я изумленным взглядом пересекаю туда и обратно самое страшное и желанное для меня имя. Имя человека, которого я бы предпочла никогда не знать.
Я облизала пересохшие губы и с ужасом в глазах посмотрела на Селию.
- Азазель, - охрипшим от волнения голосом произнесла я. - Как ты была права.

+2

9

Все началось не со зла
Все началось как игра
Но лестницу в небо сожгла
Плата за стыд твой и страх

Надо просыпаться и идти на работу. Работу. Быть Пожирателем Смерти- то еще удовольствие, а быть самому у себя на уме- безумным доктором куда сложнее.... Захожу в свое поместье, где уже собрались такие же фанатики как и я, улыбаясь другу и пожимая ему руку. Остальным лишь киваю- новенькие. Занимаю место возле магистра, стараясь не обращать внимания на то, как его жена как всегда морщит нос в моем присутствии. Что ж, не всем повезло умирать холостяками.
Добро пожаловать в общество Святых Ублюдков. Вы скажете, что таких не бывает, но само существование некоторых личностей доказывает обратное. Их, к сожалению, /к счастью/, очень мало. Жонглирующих то смертельными проклятиями, то домашней заботой о семье.
Одним из предпоследних  вошедших был парень со странным именем Рафаэль. Ну, знаете, такой, с вороватыми повадками. Он чужие жизни проедал до дыр ( какая красивая аллегория, учитывая что он Пожиратель Смерти по совместительству) Он скорее умет в Марселе, то ли от сифилиса, то ли от лихорадки, чем от проклятия, ну посмотрите на его холеный вид. А у нее был мужчина (разумеется, один из), который бросил свою жену с ребенком, и ушел искать истину с этой малышкой, а скорее умрет со шлюхой в парижском погребенке. Был у нас еще дяденька высокого роста в серых ботинках и разноцветных шляпах. Он стихи посвящал замужней девице и все бредил про свободу в штатах.
У самого правого, если вы еще не устали от моего самодовольного трепа, была фамилия Сноу. Он чуть самовольно не покончил с жизнью, узнав что его дочка сквиб, и его до сих пор ненавидит почти весь человеческий род за то, что он это не сделал, а решил проклясть этим проклятием других, при чем как можно больше детей, похищая их и "уничтожая магию" вместе с детьми. Нынче сплошные сопли, куда ни глянь. Тут не место для жалости к себе, семье и окружающим, тут работа, обсуждение дел и принятие решений. Здесь вы не принадлежите себе, здесь никто не принадлежит сам себе.
Вот и подходит к концу моя краткая повесть- опись присутствующих.
Прежде чем себя ублюдком назвать,
Вспомни про этих Святых.
Поимей совесть.

***
Покончив с официальной частью, в ходе которой лично для меня не было никаких поручений я направился в Мунго, все так я Целитель и не могу постоянно отсиживаться дома.
Общество Святых ублюдков. А что я?
Я умру, пожалуй, что в декабре, когда тени лягут на изможденный Лондон. Твои глаза будут гореть от усталости, но тебе и необязательно меня помнить. Твои ноги будут отбивать чечетку в привычном ритме. По дороге в чужой дом, дом где быть может тебя будет ждать семья. Дети? Ты зажмешь в зубах мятную жвачку, я заметил ты любишь жевать что- либо, особенно когда задумаешься. В газетах пестреющие некрологи не заставят зашевелиться механизмы памяти, да и зачем. Пытаясь успокоиться после бессонной ночи, ты будешь считать свои шаги. Раз, два, три. Ты вспомнишь меня когда-нибудь? Узнаешь ли о том, что я мертв? А на каждой странице некролога моя фотография, потому что я заплатил, потому что завещал. Потому что ты должна знать. Не представляющая для истории ценности фотография, где меня нашли обнаженным. В кровати. С диагнозом: передоз маниакальности. Ну или проще. Сердце не выдержало, оно ведь такое. Не чувствует никого, а потом бамц. И все.
Все мои книги будут кому-то завещаны, слова  - безвозвратно на ветер брошены. Тебя – ни единого упоминания. Тебе я на память оставлю прошлое. Что б мучалась.
Известие о том, что ты покинула свое поместье застало меня врасплох. Мой домовик передал, что миледи Вивьен покинула свой замок. В неизвестном направлении. Аппарировала. Учитывая что я все равно собирался на работу, почему бы не проверить один из сочных вариантов. В своем кабинете Селии не оказалось, что лишь возбудило во мне острое любопытство. После чего я и аппарировал. Ее домовик поприветствовал меня, все таки достаточно известный Целитель, не халам-балам вам.
- Селия.- Без стука вхожу в ее гостиную, опережая домовика, который явно хотел передупредить о моем появлении, что бы застать окончание какого-то определенно важного разговора. Точнее подслушать его ненароком.
- Азазель, как ты была права.
- Я так понимаю вы меня и ждали.- Закрыв дверь лениво прислоняюсь к ней спиной, перекрывая возможные пути отхода и сжимая в пальцах волшебную палочку.
- Селия, милая, чудесная обстановка в доме. И тебе идут эти туфли.- лучезарная улыбка, хитрый прищур. мы кажется встречались. В школе? Или это было после? Интересно ты всегда была так утонченно хороша и аккуратна, мне определенно нравится стиль и твоя рука в оборудовании и дизайне.
- Вивьен, ты не дома.- не вопрос, не приветствие. Констатация факта, которая требует какого-либо объяснения.- Я смотрю тебя ни арест государства, ни мой, ни твоего мужа не способен остановить от...- оглядываю комнату в поисках намека на то, зачем же она сюда пришла.

Отредактировано Alastor Moody (2014-08-17 17:46:03)

+1

10

Никогда не называйте имя своего демона вслух. Иначе он услышит его. Услышит и явится к вам незамедлительно. Из самой преисподней. Азазель. Демон пустыни. Восставший против Бога и научивший людей разврату. Это имя всегда подходило тебе. Всегда.
Я закрываю глаза и вздрагиваю, слушая его бархатный тембр, и мои щеки окрашивает пунцовый румянец. Он нашел меня, чтобы устроить Ад здесь, где я всегда чувствовала себя в безопасности. Как он посмел следить за мной, как он посмел явиться сюда, после того, что произошло? Я набираюсь смелости и вижу, вижу, как он закрывает дверь собой. И ведь отсюда больше нет выхода - разве что, через окно. Волшебная палочка наготове. Милый Забини, неужели ты собрался угрожать мне или моей подруге? Милый Забини, я искромсаю тебя в мелкие кусочки, стоит тебе лишь дернутся в нашем направлении.
- Убирайся к черту, Забини, - срывающимся голосом говорю я. Я хватаю волшебную палочку со стола и направляю ее в его сторону. Хотя эмоции, бушующие во мне, позволят мне спокойно расправиться с ним с помощью беспалочковой магии. Пусть только попробует сделать шаг. Один шаг - и я не ручаюсь за себя. Я смаргиваю подступившие слезы и только сейчас замечаю, что моя палочка вся искрится, протестуя, против количества направляемой через нее магии. - Селия, - тяжелое дыхание, сердце стучит с бешенством. - Мне неловко просить тебя, но покинь пожалуйста эту комнату, - она понимает меня с полуслова, всегда. И аппарирует, возможно, в другую комнату, чтобы в случае чего либо вернуть к жизни меня, либо помочь спрятать труп Азазеля.
- Как ты посмел явиться сюда, - вдох-выдох, - После того как бросил умирать меня в той церкви, после того как на моих глазах спас эту мерзавку, после того как письмо, которое находилось у тебя, волшебным образом оказалось у моего мужа! - говорить все, что угодно, лишь бы у него не возникло и мысли о истинной причине моего присутствия здесь. Говорить все, что накипело за месяц вынужденного молчания, за жизнью в четырех стенах, когда преследовать тебя может только собственная тень. Он не знает, он не понимает и никогда не сможет понять - какого это, быть бесправным существом в собственном доме. Когда семнадцать лет жизни ты получаешь все, что тебе захочется, а после - ожидаешь участь священной коровы - начинаешь медленно, но верно сходить с ума. Я делала все, чтобы отсрочить от себя эту рабскую долю. И в этого влетела в колею быстрее, чем кто-либо другой.
Злосчастная бумажка с именем моего демона зажата в моей ладони. От ритуала остались лишь свечи и чаша, и мое обручальное кольцо на дне фамильного серебра. Как будто мы не имя отца моего ребенка узнавали, а решили вызвать дьявола старым маггловским способм. И при том - успешно. Интересно, а Забини разбирается в кровных ритуалах, или его вовсе не интересует родовая жизнь английских семейств? В любом случае, ему ничего не стоит догадаться о том, чем мы здесь с Гринграсс занимались. Что от него скрываем. А я же не умею лгать. Никогда не умела. Кто-то сверху посмеялся надо мной: в этом доме я молилась, чтобы Забини ни о чем не узнал. В этом доме он обо всем и узнает.

+1

11

- Я только что от него, милая. Тебе, кстати, привет.- подкинув в руке палочку, ловлю ее за кончик и снова подкидываю. Перекатываю между тонких пальцев. Обдумывая смысл лишь сейчас... Зачем я пришел вообще?
Волшебная палочка направлена прямо на меня, а свидетель бежит с корабля. Весело, конечно, но я все еще не составил завещание. Как-то не довелось. Надо что ли по возвращению домой озадачиться этой мелкой бумажной работы, а то с такими сексуальными штучками как Вивьен можно потерять не только здоровье и сон, но и голову.
Палочка искрит и фыркает. Драгоценная моя пушинка, ты сходишь с ума или прекратила держать контроль над собой? Таблеточки прописать?
Вскидываю бровь, да-да очень театрально, но все же.- То есть ты мне сейчас пытаешься доказать, что когда я спас тебя в Церки, усыпив Мун, доставив тебя домой и даже не убив твоего мужа ты видела совсем другой сон.- с сарказмом фыркаю.- И как же по-твоему твой благоверный тебя нашел там? И как же по твоему...- небольшая пауза, уже совершенно не театральная.- я мог тебя там оставить.- Прохожу в комнату, падая на диван, удобно разваливаясь на нем, наклоняюсь и поднимаю книгу, которую до этого держала в своих руках Селия.
- Забавно, но мне на секунду показалось. что вы тут...- пауза и вопросительный взгляд на Вивьен. Это ведь шутка, да, милая?
События того дня до сих пор не выходят из моей головы. Я тебя спас, я вытащил тебя с допроса, я сделал все для тебя, а ты сбежала в Церковь. Туда, где тебя поджидал аврор, который так и жаждал твоей смерти. Аврор, который не то что бы уже почти поймал, но уже явно держал за ягодицы. Ты выбрала тогда своего мужа, своего Лорда. Ты тогда подставила меня.
Принимаю безразличный вид, закидывая ногу на ногу.- Я же вытащил тебя с допроса, так что оставлять тебя в Церкви- значило бы для меня самого арест. И ты думаешь я бы рискнул своей задницей ради спасения Мун?- девочка была хороша, но не настолько. Выбирая между хорошенькой девочкой и женщиной с которой я сплю, я всегда сделаю выбор в пользу того где будет комфортней моей собственной заднице. Мун мне не светит и не светила никогда, в отличии от своей сестренки.- А вернуться и спасти прилюдно Мун, инсценировав будто тебя спас кто-то другой дело техники. Пара порезов на мне, слегка испуганный вид и девочка верит в то, что я ее спас.- Провожу тонкими пальцами по подбородку, чувствуя колкую бородку. Я успел себя подзапустить. А твой муж даром времени не терял. Интересно, этот его версия, что он тебя спас или ты сама предпочла так думать?
Ты сама хотела видеть во мне монстра, так что нечему удивляться, милая. Моя работа, магия, все это отходило в данный момент на второй план, ведь если мои догадки верны, вы тут далеко не ради того что бы посплетничать обо мне любимом собрались.
Внимательно смотрю на тебя, предугадать пытаясь не случится ли вспышка гнева и магии. Магии, гнева. Это не похоже на твои ПМС, тут определенно что-то другое. Мой мозг пока отказывался принимать очевидный ответ. Он пытался защитить своего хозяина от того, что его ожидало.

+1

12

Все это - игра. Бессмысленная и безнадежная. Видно, действительно черт решил передать мне привет и заодно предупредить, что срок мой вышел. И заложенную душу пора вернуть господину.
Забини ведет себя почти развязано. И садится напротив. В руках - книга Гринграсс. Только этого не хватало.
- Не лги мне, Азазель, - все верно, ведь я не хочу слышать о возможности другой версии событий. Не хочу знать, что все было не так. Последнее, что я видела до потери сознания, так это то, как ты спасал Мун. И я была уверена, что муж сказал мне правду. Почему? У него была прекрасная возможность избавиться от меня раз и навсегда, бросив в катакомбах или добив дома, без лишних свидетелей, но дома я оказалась.. в безопасности. Не думаю, что у него бы не поднялась рука. - Избавиться от меня было на руку и тебе, - ведь все дела сразу бы были закрыты. В то, что спас меня Данталиан, я хотела верить по одной причине: мои чувства к нему напоминали Стокгольмский синдром.
- Забавно, но мне на секунду показалось, что вы тут, - конечно, догадался. Интересно, что же он теперь будет делать? И что теперь буду делать я? Если бы обо всем знали только я и Селия, еще существовала бы возможность хоть что-то скрыть, теперь - нет. И теперь мой муж точно меня убьет. Game Over. Остается другой вариант - бежать отсюда на континент, к французским родственникам отца или кому-нибудь еще. Стирать прошлую жизнь и начинать новую. Но будет ли так же просто избавиться от метки и человека, который за ней стоит. Конечно, ему не захочется тратить свое драгоценное время на какую-то девчонку, но и своих тайн он не будет оставлять без защиты.
Смешно, но вот она - грань между жизнью и смертью. И сейчас никакая ложь меня не спасет.
- Тебе показалось, - все так же резко. Чем больше он говорит, тем запутаннее становится ситуация. Я не хочу верить в то, что он спас меня. Но Забини говорит так убедительно, он так уверен в собственной правоте, что я невольно начинаю сомневаться. И еще он так спокоен, что и я становлюсь спокойнее. Дыхание еще тяжелое, но постепенно выравнивается. Я все еще неуверенно, но все же опускаю палочку. - Расскажи мне, - просьба. - Расскажи мне в деталях, поминутно, что там произошло, - ведь ему я всегда верила больше. Если все так, как он говорит, то.. У меня больше нет шансов. И мне нужно срочно исчезать из Англии. Или, лучше, убедить всех в том, что я мертва. - И как он мог позволить тебя принести меня домой? - они все ведут себя странно, словно в состоянии аффекта. Или просто весь мир сошел с ума.
- Нет, ничего не говори, - мысль, за нее еще одна, и еще - полный кавардак. - Покажи мне, - поддельное воспоминание от настоящего отличить просто, да и вряд ли он готовился к такому разговору. - Я должна увидеть все своими глазами, - ну, не совсем своими. Его глазами.
Я кладу волшебную палочку обратно на стол, показывая Забини, что на данный момент ему ничего не угрожает. Хотя, это действительно было просто жестом. Магия так рвалась наружу. И мне-то легко было догадаться - откуда столько.
Если все так, как говорит Азазель, то становится ясно - зачем он следил за мной. Иначе, мало ли, может мой муж давно убил и меня и сжег мой труп в одном из подвалов. Еще и пепел возле Азкабана развеял, чтобы точно не нашла дороги обратно.
Секунду, другая. Кажется, мне уже ничего не нужно видеть. Я ему верю. Это так просто - убедить меня в чем-либо. Но, с другой стороны, все, что говорил Азазель, было так.. логично и правильно. Он только по-прежнему молчит насчет самого главного. И я молчу. Еще одна игра. Кто осмелится первым? Не я. Потому что я не знаю, что делать. И, в конце концов, из нас двоих Забини - мужчина, пусть решает. Пусть решает за нас двоих. Может быть тогда я его хотя бы возненавижу по-настоящему. Лучше из крайности в крайности, нежели остановиться посередине.
- И не делай вид, что ты ничего не понял, - мне нужно поговорить с ним об этом. Сейчас же.

0

13

Грязь под ногами бродяг
Чище, чем фальшь сладких слов
Я подаю тебе знак
Бросить свое ремесло

Задумавшись о своем смотрю на Вивьен. Как у нас вообще все началось. Ты помнишь? С чего все началось. Взгляд, слово, прикосновение?
Ты из тех королев, что любят роскошь и ночь, а не сырые подвалы и скальпель. Ты искала такого, как твой муж ты получила его, а бонусом его одержимость. Или это была твоя инициатива? Смотрю на твою руку, есть там метка или нет. Имеет ли это значение, когда я итак знаю ответ. Когда я ничего не мог с этим поделать. Ты сама сожгла себе все пути отступления, сама сожгла все лестницы, разрушила все мосты, но только не мой. Моя лестница всегда стояла где-то в тени, а тени наших отношений, в тени наших эмоций. Ты никогда не думала что я обладаю достаточной властью что бы спасти тебя? Что мне есть что предложить за тебя?
Если я отрекусь от своих принципов, если цена моих слов будешь ты, то твой Лорд обретет сильнейшего союзника. Думала ли ты когда-нибудь о том, что я могу спасти тебя, Вивьен? Ты разбиваешь мечты свои, мои, разбиваешь сердце мужу, что бы продлить себе жизнь. Жонглируя всеми нами ты оказалась в ситуации, где каждый твой шаг- неверный. Откуда нет пути обратно.
- Зачем мне лгать?- вспылил.- Избавиться от тебя? Спасибо за совет, на будущее учту твое пожелание.- Встаю с дивана, что бы подойти. Касаюсь тонкими пальцами твоего лба, достаю палочку.- если не возражаешь, я заодно верну тебе те воспоминания, что забрал что бы спасти тебя от Мунн. Так, просто что бы ты не думала что козел отпущения тут я.- Тихий шепот, я в твоей голове. Возвращаю воспоминание и показываю все произошедшее своими глазами. Без прикрас, без всего.

Вот  я  вижу Мунн и лечу ее, вот оттаскиваю под лестницу с немым укором и ее фамилией на устах. О внимательно оглядываюсь. Если тут была она, то я ставил 100 к 1, что тут же найду и... бинго. Тихая, обездвиженная и истекающая кровью. Оглушающее заклинание в Мунн. Над ее памятью еще надо поработать. И снова к тебе. Ты лежишь в темноте, беззвучна. Если бы я не знал что ты будешь тут, если бы я опоздал. Сердце бьется учащенно, когда я падаю возле тебя на колени и активирую твой портал до дома. У меня слишком мало времени. На руках несу тебя в гостевую спальню, осматриваю спину и быстро шепчу череду заклинаний. Обезболивающее, кровоостанавливающее, заклинание которое избавит тебя от гноя и прочих радостей жизни. У тебя явно сотрясение, но это меньшее из бед. Ты будешь жить. Это главное. Берусь за портал, которым мы воспользовались что бы быстро его настроить на обратное отправление. Аппарировать туда будет слишком долго, когда в комнату врывается твой муж. Глаза полные холода моментально стали алыми от гнева.
- Я спас твою жену. С тебя должок. Не выпускай ее пока она полностью не выздоровеет. Иначе я сам тебя найду. И убью. Не сомневайся, еще одной ошибки, которая будет стоить ей здоровья и жизни я тебе не прощу.- с этими словами я исчезаю, даже не получив ответа, меняю память Мунн, буквально немного, заставляя ее потерять сознание чуть раньше, чем я прибыл, отправляюсь с ней в Мунго.

На этом я прекратил трансляцию воспоминаний и сел на пол возле Вивьен, глядя на ее руки, но не на лицо.
- Я понял не многое, все же я по другой части специалист.- обнял свои ноги и все же нашел в себе силы поднять глаза. - Это ведь не пмс у тебя шарашит, верно.- попытка хоть как-то разрядить и смягчить обстановку. Мой маневр имел весьма жалкий эффект.
- Кто счастливчик?- этот вопрос меня не касался. Совсем не касался. Ведь это не могу оказаться я. Я слишком осторожен. Но им и не может оказаться ее муж. Она с ним ложилась так же редко, как я ночевал один. быть может... у нее был кто-то еще?
Я хотел потребовать провести ритуал еще раз. И еще. При мне, нет, лучше я сам его проведу. Я хотел знать.

Отредактировано Alastor Moody (2014-08-18 19:09:43)

+1

14

В какой момент все стало слишком сложно? Когда простая интрижка превратилась в смертельную опасность? Было слишком поздно, да и бессмысленно искать ответ на эти вопросы.
- На будущее? - я усмехнулась. - Поверь, теперь у меня нет будущего, - но нет времени и на разговоры. Легкое прикосновение ко лбу. Я чувствую себя ребенком: "чтобы спасти". Второй раз. Мой долг жизни вырос вдвое. Или уже бессмысленно вести счет?
Воспоминания настоящие. Значит, муж солгал мне. Выставил себя героем, чтобы я чувствовала себя виноватой, обязанной, должной. Он же мечтал о ребенке. И - насмешка судьбы - если бы не вездесущий Забини, я бы его обманула. И он всю жизнь бы считал чужого ребенка своим. И.. был бы счастлив? А я? Нет.
- И, все-таки, как к нему попало письмо, Азазель? - это последнее темное пятно, которое мне бы хотелось прояснить. - Кому это было нужно? - только не говори, что взял его с собой и потерял, находясь в моем доме. Пардон, в доме моего мужа. Из-за этого письма мне слишком многое пришлось пережить. Если бы не оно - меня бы здесь не было. - И, да. Мне поведали совсем другую историю моего спасения, как ты уже догадался, - историю, в которую я не могла не поверить, в которую должна была поверить до конца своих дней и навсегда вычеркнуть тебя из памяти. Видимо, не судьба.
Азазель садится рядом со мной на пол и кажется мне каким-то беспомощным, будто бы от моего слова сейчас зависит его судьба. Хотя, так и есть.
- Кто счастливчик? - смешно. У меня и сомнений не было. Или.. Конечно, решил, что я завела себе еще любовника. Это ведь так в моем стиле.
Я с трудом, но подавляю в себе обиду. И раскрываю крепко сжатую до этого момента ладонь.
Обожженная по краям, смятая, но такая заветная бумажка - если он не верит в теорию вероятности, то что я еще могу ему предложить? Или он забыл как спешно мы расстались в последний раз, что тогда-то он и забыл о своей великой осторожности.
- Я могла бы сыграть с тобой в "горячо-холодно", но как-то нет настроения. А в Англии не так много магов, которые испытывали ко мне хоть что-то сродни любви, - едва-заметная улыбка. - Я же эмпат, Забини. Кто любит меня - того люблю я. На это место никто кроме тебя не претендовал, - Я протягиваю ему этот маленький кусочек пергамента, где написано его имя. - Ты пришел как раз вовремя, Забини. В тот момент, когда я прочла твое имя, - пусть проверяет, сколько ему влезет. Конечно, я обманывала мужа. И вообще была изменщицей, а, как известно - верить таким женщинам себе дороже. Но Забини. Забини я никогда не обманывала. - И теперь скажи, что мне делать, Азазель. Куда идти, - ровный голос, без эмоций. Вот тебе и перепады настроения, я вообще человек с неспокойным темпераментом, а теперь, как говорила Вэл, я захочу ананасов в машинном масле и захватить Гаваи. - Чудо спасло меня, когда муж получил письмо. На этот раз мне даже не стоит переступать порог дома. А Темный Лорд души в нем не чает, чтобы не помочь отомстить за побег. Да и куда бежать, Азазель? Я теперь для всего аристократического общества - отщепенка. Попав в Азкабан я бы нашла больше сочувствующих, чем сейчас, - молчание. Почему-то я сомневаюсь, что тебе хватит духу пойти против всех и спасти меня в третий раз. - Выбор за тобой, - только за тобой.

+1

15

ты закрываешь глаза, и небо рассыпается на осколки,
зачем ему быть, когда ты его все равно не видишь?
"знаешь, сколько лет я люблю тебя?" - "сколько?" -
"три миллиона." (а ты сколько лет меня ненавидишь?)
то, чего я никогда не скажу вслух, что тебе и так хорошо известно,
как сценарий одной из тех грустных пьес, над которыми все смеются,
и ты громче всех. почему-то твой смех - самый неуместный
и самый красивый. страницы сценария в отчаянии сами рвутся
на клочки, превращаясь в снег на твоих плечах, только
"бумагу делают не из снега". но не спорь, что из снега делают мысли.

"знаешь, сколько лет я люблю тебя?" - "сколько?" -
"столько нолей не бывает в числах."

Нет будущего. А если ли оно у меня? Будет ли? Задумывался ли я о таком исходе событий? Нет. Максимум о чем я думал, это как бы ее муж не прибил ее неароком. А вот как оно все обернулось. Слишком осторожный Забини? Слишком внимательный? Получил локтем поддых, задыхаешься. Хватайся за соломинку, она тебя не спасет тебя ничего не спасет.
- Оно выпало из моего кармана. Я не знал что оно у меня с собой.- я и правда не особо хорошо помнил ситуацию с письмом, скорее хорошо помнил что мне его не хватало.
Обожженная по краям, смятая бумажка, которая может изменить мою жизнь ложится в мою ладонь. Смешно. Я вижу там свое имя, но все еще вчитываюсь в строки. Не верю. Не хочу верить? Не могу верить.
- Я могла бы сыграть с тобой в "горячо-холодно", но как-то нет настроения. А в Англии не так много магов, которые испытывали ко мне хоть что-то сродни любви, -слегка вздрогнул, как от удара, как от пощечины. Она чувствует то, что не должна. Я чувствую то, что скрывал. И должен был продолжать скрывать. Всю жизнь. Кусаю губы, молчу. Мне нечего сказать. Как долго я тебя люблю, как сильно? Как будто в этом есть сомнения. Как будто есть сомнения после всего что я для тебя сделал. - Я же эмпат, Забини. Кто любит меня - того люблю я. На это место никто кроме тебя не претендовал.
Правда или ложь? Попытка затащить в след за собой в Ад или воспарить в Небеса? И существуют ли небеса для таких, как мы. Чисто механически, ничего не понимая, кладу руку на твой живот. Там еще ничего нет и еще долгое время и не появится и намека на ребенка, но что-то внутри меня хочет верить в то, что он будет похож на меня. Безумие. Этого ты никогда не допустишь.
Я вздыхаю, потирая руки и обнимаю тебя. Так же молча. Я должен решиться на то, на что могу пойти только рад тебя.
- Я умру.- Голос слегка вздрогнул, но мое желание быть с тобой. С ребенком. Оно было превыше всего.- И займу место твоего мужа. Оборотное зелье на всю жизнь, я владею достаточно сильной магией, что бы перенять воспоминания твоего мужа. Я женюсь, инсценирую свою смерть и займу его место. Никто и никогда не скажет тебе что ты...- Кладу руку на живот. Кажется, я больше не смогу жить без этого прикосновения. Больше не смогу прожить и дня не заглянув в твои глаза.- Мы со всем справимся. - кусаю губы.- А ребенок...если что мы всегда можем воспользоваться чарами возвращения в дом. Он будет выглядеть так, как должен.- Да, я мог предложить ей сбежать. Мог предложить сбежать от мужа и от Темного Лорда, но я ведь знаю что на такое она не пойдет. Будет бояться за ребенка, за себя. За меня?
Мы раньше никогда не говорили о любви, как-то нас все и без нее устраивало. Без нее или без слов о ней?
Эта неловкость в конечностях. Я чувствую себя слишком неловким. Большим. Несуразным.
- Если тонуть, то только вместе.- провожу тонкими пальцами по щеке и целую в губы. Представляю себе как трудно будет дождаться момента, когда мы сможем быть вместе. Но я должен оставить того, что продолжит род Забини. Тот род, который я буду вынужден оставить. Тот род из которого я добровольно уйду.- Либо...- делаю паузу, не зная как ты отнесешься к такому предложению, но смело глядя в твои глаза.- я вызову его на дуэль. Убью и возьму тебя в жены. Когда ты станешь вдовой.- Если общество нам это простит. Если его семья нам это спустит. Если твоя семья тебе это позволит.

+1

16

Попытка отвлечься. Жалкая попытка не так сильно зацикливаться на основной теме разговора.
- Твое "выпало из кармана" стоило мне недозированного круциатуса в течение ночи, - тихо ворчу я, понимая, что он говорит правду. Ведь иначе оно никак не могло попасть к мужу.
Забини в смятении. Я, кажется, впервые вижу его таким нерешительным. Может, это и отличает любящего человека? Я точно знаю, как бы спокойно повели себя все остальные. Он касается ладонью моего живота. И это прикосновение кажется мне дороже всего, что было в моей жизни.
Он предлагает варианты. Безумные варианты, от которых меня невольно бросает в дрожь. Оборотное зелье? Воспоминания? Я не выдержу такой пытки. Не выдержу каждый день видеть лицо человека, который хотел удержать меня с помощью такого подлого приема. Человека, который с удовольствием применял силу ко мне - к девятнадцатилетней девчонке, вынужденной выйти замуж раньше старшей сестры. Это длится чуть больше года. И Селия каждый раз пополняет мои запасы мази против синяков и ушибов, против нервных срывов - глоток покоя. Если прикинуть на ум, то с количества всех этих зельеварских штучек нам уже давно можно было открывать магазин.
- Нет, я не позволю тебе стать похожим на него. Даже внешне, - это не выход. Мне-то было плевать на мнение общественности. Мне не хотелось втягивать в это Азазеля. - Твой ребенок должен быть похож на тебя, - уверенно говорю я.
Тонуть. Всю свою жизнь я тонула и, кажется, сейчас достигла дна. Для нас должен быть иной вариант. Ведь если бы его не было - зачем этот ребенок, зачем этот шанс выбраться из порочного круга и начать новую жизнь. Жизнь с тем, кто по-настоящему любит меня. Эгоистично? В самый раз.
- Убить и пресечь один из чистокровных родов Британии? Этого тебе не простит моя идеология, - лучше пусть живет и мучается тем, что его жена предпочла ему другого. Не потому что он хуже или лучше. Потому что я не смогу спать с человеком, который то тихо ненавидит меня, то хочет меня придушить. Немного страшно, если честно, ложится спать. - Я поговорю с Риддлом, - в конце концов, он никогда не испытывал ко мне ненависти, скорее, интерес, - Он, конечно, не отнесется к этому с энтузиазмом, но он может приказать ему развестись со мной. Только мне почти нечего ему предложить, - разве что - подход к Вальбурге и, заодно, к остальным Блэкам. Свою сторону я все равно не сменю. Это и моя война тоже. Я могу не лезть на баррикады - но более ценных сведений, чем сведения из Отдела Тайн у Темного Лорда никогда не будет. Тому не нужна моя смерть, она ему не выгодна. Но и просто так он не станет мне помогать. - Это самый приемлемый вариант, мой муж не посмеет нарушить его приказ, это единственное, с чем он будет считаться и.. так будет лучше для всех, - мне все-таки было жаль его. Между нами был год совместной жизни, как ни крути. Из песни слов не выкинешь.
- Он интересовался твоими исследованиями, - я прикусила губу - проговорилась. - Он хочет контролировать процесс наделения магией. И убрать Статут о Секретности, - вот в чем я поддерживала его больше всего. Маги не должны прятаться как крысы по подвалам. Последствия их второй мировой войны слишком сильно сказались и на нас. - И да, конечно, я не полезу ни в какие боевые операции, можешь не говорить мне ничего. Только не запирай меня дома, я за этот месяц сошла с ума, - четыре стены и постоянное, гнетущее чувство вины.

+1

17

Знаешь, как это сложно - нажать на курок
Этот мир так хорош за секунду до взрыва

- Нет, я не позволю тебе стать похожим на него. Даже внешне.
Выдох. Облегчения? Я бы хотел что бы ты была моей, что бы ты была со мной. Со мной, а не моим врагом. Скрывать свою сущность, стать каким-то жалким юристом? Или кто он там. Бросить дело жизни. Бросить все наработки.
Мой ребенок. Слова все еще обжигали. Все еще казались нереальными. Воздухом, который нельзя потрогать. Но ты сидишь рядом. Я могу протянуть руку. Коснуться твоего живота. Знать что там наш малыш. Или девочка? Вопросительно смотрю на еще плоский живот. Мальчик.  Я был в этом уверен. Это ведь я. Губ касается самодовольная улыбка, я становлюсь похожим сам на себя. Гордый, самодовольный. Смотрю тебе в глаза. Именно таким ты меня полюбила. Тебе не нравятся слабые люди, поэтому я всегда был на первом месте для тебя в отличии от твоего мужа. Он слаб, слаб морально, физически. Человек который способен ударить женщину- слаб.
Встаю с места. То что ты сказала... Сцепив руки за спиной начинаю ходить по комнате.- Он не согласится на сотрудничество. Ему нужно будет больше. Я. Полностью. - сжав правой рукой кисть левой, смотрю на огонь в камине. Мое предплечье жжет от одной мысли, а желудок норовит вывернуться. Подхожу к окну, открываю и бесцеремонно закуриваю. Плевать. Селия, конечно, будет не довольна, но мне сейчас это необходимо.- Акцио.- палочка направлена на графин. Делаю глоток. Отлично. Виски.
Выдыхая дым в окно, я смотрел в даль. Все изменится теперь.- Это будет  сложно.- все что я смог сказать. Мое сотрудничество с Пожирателями- сложно. Моя работа в руках, под контролем у Темного Лорда- сложно. Предать магистра, весь орден- опасно.
- Ты думаешь нет никого страшнее Риддла.- лениво улыбаюсь, поворачиваясь. В глазах безумие. - Ты просто не знаешь на что способен Орден.- Закусываю нижнюю губу. Я второй человек в Ордене. И если я хочу оттуда уйти есть лишь один выход. Убить их всех. Иначе меня не отпустят.
Вивьен. Милая красивая, добрая. Ты даже не представляешь на сколько страшны мы- члены Ордена. На сколько преувеличивают количество убийств. приписываемое Пожирателем. Скольких я замучил в своей лаборатории. А сколько не дожило до нее?
Пожиратели- дилетанты. Они убивают просто так. А я ради науки, я убиваю, режу, исследую. Мне всегда нужен новый материал. А если есть цель, то на пути к ней не страшны никакие преграды.
- Кажется, мне придется с ним встретиться. Что бы обсудить. Все.- выкидываю сигарету из окна, почти желая что бы ее нашла Селия. Что бы устроила встряску. Что бы что-то отвлекло хоть на секунду. Еще глоток из графина, ставлю его на стол и возвращаюсь к тебе. Я готов отдать все, но этого мало. Слишком мало. Слишком бесценный дар ты мне преподносишь. За него мне никогда не расплатиться.
Заставить тебя забыть? Щурю глаза. Попросить Селию совершить обряд. И забрать наши воспоминания. Ты будешь против, а она поймет. Поймет, что ты не сможешь жить со мной.
Не могу смотреть в твои глаза. Смотрю в камин. Отдать тебя этому монстру? Убить его и позволить тебе одно растить моего ребенка? Что мне делать. Что я должен сделать? Безмолвный ответ огня не мог не обжечь. Никогда.
Никогда я не смогу отречься от тебя, от ребенка, от всего что у нас могло быть.
И почему я не встретил тебя раньше. Не понял все раньше. Почему ты не ушла от него тогда, когда еще могла. Взгляд прикован к твоим глазам, я не могу смотреть на огонь и  думать о тебе, когда ты так близко. Подаюсь вперед что бы положить свою руку на твою. накрыть. защитить. Навсегда.

0

18

Нет, Вивьен, как ты могла подумать, что для тебя существует будущее? Подумать хоть на мгновение, что твоя жизнь выправима, что кто-то сможет вправить ее напрочь сломанный позвоночник? Нет, под твоими ногами - собственные кости. И ты сама давно превратилась в привидение. Это - твоя участь. Не его.
- Азазель, - я пытаюсь прервать ход его мыслей. Остановить от очередной ошибки.
Все верно. У него еще будет много женщин. Настоящая супруга, закрывающая глаза на эксперименты и любовниц. У него будут другие дети. Он будет счастлив, потому что у него на роду написано быть счастливым. Он не рассчитывал, что все, к чему он стремился, может разбиться вдребезги от очередной из его любовниц. Он не рассчитывал на падение, а значит ему нельзя падать.
- Азазель, - еще раз. Нет смысла - он не слышит. Он говорит, говорит, говорит.
Но ты ведь уже все решила, Вивьен. Ты все решила с самого начала. Еще год назад. Ты знала, что все твои мечты невозможны. Ты должна сделать то, что должна.
- Кажется, мне придется с ним встретиться. Что бы обсудить. Все, - тишина, утомительная тишина.
Ты все продумала заранее. Не отступай. Ни он, ни Селия не могут тебе предложить того, что ты хочешь.
Он не знает, с кем связывается. Вечно самонадеянный Забини. Ты считаешь, что ведешь самую опасную игру. Но я лучше знаю людей, чем ты. Я умею их чувствовать, я знаю каждый их следующий шаг. А ты - нет. Тишина. И я разрываю ее одним резким и невыносимо холодным словом:
- Нет, - прости, что дала тебе помечтать. Ты ничего не должен был узнать сегодня. Никогда не должен был узнать. Но все легко исправить. Ведь я давно все придумала. Ведь я даже все приготовила. Нет ничего проще. Он меня не поймет. Селия не поймет. Поймет Вэл, потому что она слишком хорошо знает слово "долг". Поймет отец, потому что он так воспитал меня.
Я убираю свою руку, будто его прикосновение меня ранит. Мне нужна всего секунда и не нужна палочка, чтобы выставить между нами щит. Удивленный взгляд, непонимание?
Ты всегда была сильной, Вивьен. Вам не суждено быть вместе.
- Прости, - одними губами; портал домой, где меня никто не ждет, где я и должна быть "под домашним арестом". Я запираюсь в комнате - на всякий случай - зайти сможет только Лестрейндж. И то, чтобы обнаружить бессознательную и ничего не помнящую супругу. Если Забини ничего не намудрил с чарами и его маячок не поможет пройти ему сквозь защиту дома.
На моем столе в ряд выстроены зелья, которые я выпросила у Вальбурги. Настоящая коллекция. Выпить придется почти все. Открываю ящик: заранее подготовленные письма, разложенные на две стопки. Посмотрите-ка на Вивьен - на королеву импровизации. Я, кажется, все продумала гораздо лучше и дотошного мужа, и маниакального Забини, и аккуратистки Селии. Но письма справа на этот раз мне не пригодятся, никогда не пригодятся. Я сжигаю их, а письма из левой кладу на стол. Мужу, Забини, Селии, Вэл. Каждый может вскрыть только то, что себе. И одно лежит в дневнике - себе. Все воспоминания за последние два года - в Омуте памяти.
Теперь он будет тебя ненавидеть. Всю оставшуюся жизнь.
Этого я и добивалась. У Селии я хотела услышать - какую, в итоге, стопку писем я должна сжечь. И какие варианты она сможет мне предложить. Оказалось, что никаких. Версии Забини тоже не вселили в меня уверенности. А я всегда думаю только о себе, о своей собственной безопасности.
Выдохнув, я беру и выпиваю залпом первую склянку. Ни у кого не будет этого ребенка. Никто из нас троих этого не достоин. Второе - сильный блок на те воспоминания, что связаны с работой, собственным именем, возрастом и семейным положением - не более того. Данные как в анкете. Третье - стереть все, все до выпуска из школы.
Никаких раздумий. Так надо.
Встаю из-за стола и сажусь на пол. Говорят, так эффектнее. А биться головой об пол после потери сознания как-то не хочется.
Глоток. Второй. Третий.
Никакого мужа, никакого Забини.
Сознание медленно покидает меня, как и все эти чертовы воспоминания.
Все.

Азазель
Не рви и не выбрасывай раньше времени. Дочитай до конца.
Все изменилось. Я догадывалась, что ты следишь за мной. Ведь ты всегда занимался деталями. Упуская главное. Я всего лишь хотела узнать, есть ли у меня план отступления. Еще один план, кроме того, что я давно продумала, рассчитав все последствия. Но ты не смог предложить мне ничего, что я сочла бы возможным и правильным. Я хочу жить, а не бояться каждого вздоха. Я хочу думать о себе, а не о других. Я хочу не испытывать гребанное чувство вины перед тобой за то, что я уничтожила твою мечту. Но довольно лирики. Оперируй фактами. И пойми, наконец, что я - бесчувственное существо, которому наплевать на тебя и твои чувства.
Я убила твоего ребенка и стерла себе память обо всем, что нас с тобой связывало. Теперь ты будешь ненавидеть меня. Всегда. Но не стоит пытаться отомстить, иначе все, что я видела в подвале, окажется в руках авроров. Мне дали приказ. И я его выполню не колеблясь.

0


Вы здесь » CONCORDIA » Альтернативные квесты » Седьмая печать


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC